" ДУХОВНОЕ ПЕРВИЧНО, МАТЕРИАЛЬНОЕ ВТОРИЧНО
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРВИЧНА, ПРАВО ВТОРИЧНО
МЫ - РОДОВАЯ СИСТЕМА - ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЁ,
ЧТО ПРОИСХОДИТ В ЭТОМ МИРЕ "

22 год новой эры рода

Текстовый перевод видеофильма МИР - Государство Рось

08-06-22 МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ РОДА - ГОСУДАРСТВО РОСЬ

8 июня 2022

МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ РОДА - ГОСУДАРСТВО РОСЬ

Фильм опубликован на канале YouTube "Иван Мишин" 25 ЯНВАРЯ 22 г.н.Э.Р

Фильм был записан давно, но опубликован только 25 января 22 г.н.э.р. Поэтому, на сегодняшний день тема эгрегоров закончена. Прежнего инструмента управления людьми эгрегориального уже нет. Мы  сейчас говорим о сферах, о сфере семьи: малой - частной и большой - коллективной в Сфере Мироздания Рода.


Рассказывает: Глава Мировой Империи Рода (МИР) Валерий Анатольевич Ларионов Род Ларионовых.


Валерий Ларионов: К чему мы должны идти?

Иван Мишин: С чего меняться?

Валерий Ларионов: С чего меняться? А меняться нужно каждому! Вот в чём дело. Не ждите, что «придёт хороший царь или президент, или глава русских Родов станет, и вы, не изменившись, не поменявшись, для вас всё, как было, пришёл хороший дядька и всё за вас решил». Да, нет, ничего этого не произойдёт. Пока среда не начнёт меняться вокруг каждого, а каждый оказывает на неё влияние, ничего в этом мире не изменится. Поэтому люди, родившиеся и находящиеся сейчас в этом мире, каждый, и мужчина, и женщина, мужчина – воин, женщина – воительница, каждый пришёл сюда в этот мир добровольцем, добровольно. Ещё и в очередь, можно так сказать. То есть ещё не каждому было такое дано право присутствовать или участвовать, назовём это так, в последней битве с нелюдью или добра со злом. Ну, разные концепции, разные люди по-разному это называют, но суть-то от этого не меняется. То есть: плохого с хорошим - что победит?

Нелюди будут уничтожены однозначно. Но здесь вопрос в том, что один вариант: мы зачищаем эту планету сами, наводим порядок, и тогда, скажем так, с минимальными потерями. Либо мы погибаем все вместе, вместе с нелюдью, это при глобальных катаклизмах, когда планета полностью очищается. Так как они уйти уже отсюда не могут и они не могут убежать, то есть они как бы, скажем так, попали в капкан, им отсюда хода нет. Безусловно, возможно, будут какие-то будущие договорённости и договора, когда у них пойдёт хоть какое-то осознание того, что им деваться некуда. И они в этом случае смогут, видимо, если на то будет согласие, занять соответствующую им нишу, а значит, и их функцию как утилизаторов между людьми и животными. Ну тогда это будет один вопрос, но сегодня пока ситуация вот такая вот: нестабильность, дисбаланс.

Но это всё не неуправляемые процессы. Эти процессы управляемые, они координированные. Существуют программы реализации этого. Всё идёт по программе. Значит, каждый из существ, находящийся здесь, это же не только люди, а все существа являются частью этой программы, так же, как и частью этой системы, и все они участники в этой жизни на этой планете и в рамках всего Мироздания.

Поэтому сейчас очень важно начинать просыпаться, просыпаться каждому человеку. Начинать приводить в порядок себя, приводить себя в функциональный порядок, то есть через понимание, осознание: А кто вы? А что вы здесь делаете?

Система потребительская, она уже дала сбой, она уже уходит. Значит, должна быть выстроена система взаимодополняющая, взаимодействующая, на основе взаимодействия, взаимодополнения всех уровней и всех слоёв населения, социума и так далее. Где у каждого есть свой путь, своя функция в общем пути и в общей функции. Вот это важный момент. Важный момент - именно начинать с себя. Невозможно требовать от других каких-то правильных действий, не предъявляя требования изначально к себе. То есть иначе ничего не получится ни для себя, ни для других.

Иван Мишин: Детский садик, он разрушает семью? Или он всё-таки помогает семье?

Валерий Ларионов: Если мы говорим об эгрегориальности семьи и о сути семьи, безусловно, разрушает. И это же опять было спровоцировано и сделано следующее: «Вот мы у вас забираем детей, вот мы вам организуем детский садик, вы нам их отдайте, мы им дадим туда программы какие-то государственные, мы их будем учить иным традициям, иным формам и так далее, и так далее. А вы в это время идите, работайте, зарабатывайте деньги» и так далее, и так далее.

Подождите. Но до семи лет человек-ребенок должен быть защищен в кругу семьи. Тогда как быть? Значит, мы для чего организовывали такую структуру, объединяли, как государство? Государство наделено соответствующими полномочиями перераспределения, распределения тех общих ресурсов, которые мы как члены нации зарабатываем. Значит, они должны обеспечить в первую очередь семью. Ребенок родился, значит, женщина, родившая ребёнка, должна быть обеспечена государством в течение семи лет как воспитательница ребенка. И этот ребенок должен находиться в семье под её присмотром. И она не должна быть ущербна и ущемлена в чём-то и так далее. То есть вот эти вот трудовые книжки, пенсионные выплаты, и так далее. Значит, должна быть воспитателем дошкольного образования, как положено, до семи лет она должна получать соответствующую заработную плату, соответствующее обеспечение от нации, потому что она выполняет важнейшую роль безопасности будущей нации, будущего нации!

Сегодня очень много красивых слов, которые говорят: «национальная безопасность», хотя утеряли вообще саму функцию или саму суть этого слова «национальная безопасность». Государственная безопасность - это одно, а вот национальная безопасность - это совершенно иное. О какой национальной безопасности в России может идти речь, когда русских даже нет в Конституции? Государствообразующей нации. Так в России национальная безопасность сейчас организуется какой нации? Вопрос: нации какой? Не понятно. Несуществующей, некой какой-то. Тогда, да, в России можно говорить на сегодняшний день о государственной безопасности, о государственной системе - тех, которые уже противоречат всем законам, которые сами уже стали вне закона. И вся эта властная вертикаль, она, нарушая законы, через суды, через неправосудные решения, через противостояния силовым ведомствам людей, то есть за счёт вот этих репрессивных мер, они становятся вне закона. Закон уже их начинает всё меньше и меньше защищать, и он становится на сторону людей, на сторону нации. И национальная безопасность сегодня начинает формироваться и начинает возрождаться среди людей, но не среди государственных структур. Это на сегодняшний день уже две противостоящие структуры безопасности. Национальная безопасность - это структура, вновь образуемая структура людей, где каждый человек, являясь членом нации, начинает просыпаться и, собственно говоря, уже противостоять той агрессии государственных служб, чиновников, коррупционеров, преступников, которых плодит вот эта система государственная, которая становится сама вне закона.

Поэтому если мы говорим о национальной безопасности, то национальная безопасность должна формироваться изначально с человека, с семьи, с ребёнка, который должен быть защищен в кругу семьи. И вот функция начальной безопасности нации, она перекладывается на семью. Не перекладывается, а это её функция и есть: до семи лет родители обязаны обеспечивать защиту ребенка. Поэтому, значит, в данной ситуации как члены нации, в частности в России, мы имеем свою долю национального дохода и так далее, то есть от сырьевых ресурсов, от реализации, где вполне достаточно средств, которые могли бы обеспечивать сегодня каждого ребенка до семилетнего возраста и семью этого ребенка, значит, в частности женщину. Значит, именно семилетнее обеспечение безопасности в кругу семьи. То есть детские сады и так далее - это, в общем-то, в системе это нонсенс, то есть этого вообще не должно быть. Это большая-большая замануха, большая-большая ложь. Ребенок обязан, или в целях безопасности, национальной безопасности, он должен воспитываться в семье. А вот уже государство должно и обязано обеспечивать эту семью, где есть ребенок, всеми необходимыми средствами и ресурсами, и так далее на уровне любого учителя, воспитателя. Это такая же функция, это такая же профессия, как любая другая, но она ещё более важна. Что в ребенка вложат в семье, вот таким и будет государство через какой-то период времени. Таким и будет государство через какой-то период времени.

Иван Мишин: Это значит, женщина должна поменять свой образ жизни?

Валерий Ларионов: Это всё негативное воздействие, то есть попытка уничтожить институт семьи. Она сейчас у нас происходит в России, очень даже активно: ювенальная юстиция, там ещё какие-то вещи. Когда уже за какие-то долги, за неоплату электроэнергии или услуг ЖКХ, или за банковские долги и кредиты, ипотечные долги уже могут, в принципе, изымать детей, отправлять в детский дом, лишать мать материнских прав и родительских прав, семейных и так далее. То есть это уже открытая война, то, что мы говорим: нелюди и людей. Это уже открытое противостояние, это уже открытые агрессивные действия в сторону людей.

- Открытые от чего, от безысходности их?

Валерий Ларионов: Нет. Раньше вот они как-то делали всё скрыто: вот там детский садик, вот там это, вот там то. Эта агрессия была закамуфлирована, негативное выдавалось за хорошее, оно как бы приветствовалось. Женщина была «свободна»: она могла пойти на работу, ребенок у неё в детском саду. И внешне это как бы хорошо выглядело, благородно выглядело: да, вот забота там какая-то. И вот это, я говорю, это была скрытая форма уничтожения нации через уничтожение семьи. То есть семья разделялась. То есть ребенок родился в семье, и потом он в детский сад, потом школа, потом институт, потом армия или там замужество, и муж в другой семье, от неё семья и так далее. Институт семьи, нации начал разрушаться.

То есть самый важный элемент национальной безопасности - это семья. Это первичный элемент, с которого всё начинается. Как раньше пели: «С чего начинается Родина?» Вот с семьи начинается национальная безопасность, начинается нация. Всё остальное - после «того как». После, потому что нация - это тоже семья, но большая. А вот это часть - персональная семья малая. Вот какая малая будет - вот такая будет и общая. Вот как разделили - так и сейчас общество разделено. Как рвут семьи - вот и общество сейчас рвёт. Когда всех сталкивают между собой лбами. Тут вчера улыбались, приветствовали друг друга, сегодня уже какие-то враги между собой. И всё это провокации для того, чтобы спровоцировать, столкнуть людей на войну между собой. А нелюди в стороне. Они смотрят: «О, убивайте друг друга, уничтожайте, режьте, и всё. Чем вас будет меньше, тем нам будет лучше. Мы вот оставим себе на этой планете 500 миллионов, и нам для нашего обеспечения хватит». Ну, как-то так.

Иван Мишин: Почему до 7 лет?

Валерий Ларионов: Семилетний цикл - это есть качественный цикл именно стабилизации организма человека, когда он рождается и так далее, и его духовной, и материальной составляющей. То есть укрепление, то есть схождение, то есть они становятся единым целым. И потом, после семи лет, когда уже начинаются внешние различные воздействия, а вот такой организм, уже объединённый, он более устойчивый к стрессам, к негативным воздействиям, каким-то ещё проявлениям. Но если этому не дать укрепиться с самого детства он уже разорван, мы поэтому и получаем последствия. То есть что? Заболевания детские - будущее заболевания, которые перекладываются генетически уже на следующие поколения и так далее, и так далее. Ведь, посмотрите: с того момента, как в России ввели детские сады и так далее, каждое поколение становится более слабым, более слабым. Уменьшается рождаемость, здоровье нации всё время в худшую сторону и так далее. То есть это всё начинается в зачатках.  Это вот как есть у строителей: как ты фундамент заложишь, вот такой и будет. Если ты его в детстве заложил правильно, вот это здание будет целостным и надёжным, и устойчивым. Если фундамент неправильно заложен, если в нём есть трещины, если в нём есть деформации и так далее, и весь дом потом вот так и будет его вести. И потом человек уже начинает не жить, а выживать.

Помимо этого, почему семь лет? У нас очень много цифр связано. То есть у нас есть и семь цветов, семь нот, семидневный цикл: понедельник - воскресенье и так далее. То есть это наиболее оптимальный период формирования для тех или иных функций, для выполнения той или иной задачи, то есть для стабилизации, для устойчивости и так далее, то есть системы, где человек является частью системы. А он не может быть антагоничен ей или инороден ей. Поэтому вот такие схождения существуют. Они и есть, но они и будут, независимо от того. При условии, конечно, если эта цивилизация продолжит, приведёт себя в порядок и будет существовать дальше. Потому что уже были предыдущие цивилизации, такие как атланты, которые именно из-за этого прекратили своё существование. То есть из-за вот этих вот дисбалансов материального и духовного. Где погнались, нарушая законы, за материальным благополучием, за техническим. То есть им очень хотелось быть слишком быстро и слишком развитыми в техническом плане и обладать различными технологиями и возможностями. И вот нелюдь их, за счёт этого и…

С нами они как бы стараются через инструментарий денег. Потому что тогда денег не было, там были иные формы взаиморасчётов. А здесь вот через деньги. Поэтому первый, кто под них попал, под их жёсткое влияние, естественно, это те национальности, которые непосредственно сегодня работают с этим инструментом и пытаются управлять им. Мы говорим о евреях. Они первые попали под их влияние, и они стараются их достаточно жёстко держать. И им там, собственно говоря, без разницы: останутся ли они, не останутся ли они. Их используют в своих корыстных интересах. Вот здесь - это верхний уровень, а нижний уровень - это, к сожалению, цыгане. Сейчас, конечно, многие могут подумать, что вот фашисты тоже так же говорили, ну не «так же говорили», а так же действовали: уничтожали евреев и цыган. Нет, в данной ситуации мы говорим о защите евреев и цыган от нелюди.

Иван Мишин: Чтобы они поняли, наконец.

Валерий Ларионов: Чтобы они поняли, что они очень жёстко управляемые ими, их используют, и их подводят под уничтожение. Вот сейчас, провоцируя войну между людьми, они стараются вот именно в этой войне выставить свои вот эти аргументы, или вот те нации, которые бы пошли против других наций. И вот, в частности, очень много сводится сейчас на то, что евреи как бы крайние. К этому подводят.

Иван Мишин: Хотят выставить их крайними.

Валерий Ларионов: Но ведь ситуация в чём? Что, как говорится: «Кто владеет вот этим инструментом финансовым, тот правит миром». И так далее, и так далее. То есть они как бы хотят ими прикрыться, что «выше евреев уже дальше никого нет» и поэтому, как бы вот их выставить крайними, даже если они понимают. Но если, к примеру, как они рассчитывают, они выстоят и сохранятся, они выберут какую-то другую нацию, которую наделят как бы, дадут им такие же технологии - финансовые, так скажем, технологии - для того чтобы через них уже править. Поэтому как бы для них, ну, у них нет же вот этой позиции духовной, так её назовём, я имею в виду, у нелюди эмоциональной части. У них есть холодный разум: «рационально», либо «не рационально». Всё. Всё зависит от их формы выживаемости и обеспечения их питательным циклом. Ну, возможно, кто-то это понимает, но их не слышат. Навряд ли их сейчас слышат, потому что сейчас как бы больше эйфории от того, что они людям говорят: «О, вот вы хотите хорошо жить? Вот мы сейчас уберём это, нефтеносное это, и у нас бензин будет дешёвый, значит, будут дешевле продукты, будет это». И людей подводят опять под вот это вот. У нас есть поговорка «не гонялся бы ты, поп, за дешевизною!» А сегодня вот это вот для Европы беда.

Иван Мишин: ... катастрофа.

Валерий Ларионов: Да. Поэтому сегодня нужно осознавать такой момент, что Европа уже с каждым днём всё больше и больше насыщается «пятой колонной»:  арабами, африканцами, которые, когда придёт время, они поднимутся против тех наций, которые там традиционно проживают. Конечно, можно с одной стороны понять Саркози. Он сейчас ищет повод, для того чтобы Францию очистить от арабов. А у него повод мирового уровня, чтобы он не получил такого мирового осуждения с различных государств, что он «убирает арабов». Они же там цыган убрали, ну, убирают цыган. Им нужно убрать арабов, потому что количество арабов уже переходит в критическую массу безопасности, национальной безопасности для французов. Их становится больше, и поэтому не исключено, что через какое-то количество лет президентом той же Франции может стать араб, и всё будет выстроено совершенно по-другому.

Ведь когда-то наши предки собрались за, ну, как называли, круг. Поселение возникло, решили: «Как будем жить между собой?» Начали договариваться: «Вот это можно. Вот это нельзя». Чтобы потом не было двусмысленности, или там «то одно, то другое», взяли, это записали. Вот у нас возникли первые законы, записанные первые законы.

- Но Коны всё-таки, или законы. Чем отличаются Коны от закона?

Валерий Ларионов: Вот, это всё-таки, как бы больше относится к талмудистике, так её назовём: «Чем отличаются?»

– К демагогии?

Валерий Ларионов: К демагогии. Чтобы заболтать саму суть. Вот, давайте, мы будем с вами спорить: «Коны или законы?», но уберём из нашей жизни и то, и другое, саму суть, саму совесть, честь, понятие этого, да? То есть традиции, которые у нас есть. Но будем с пеной у рта спорить: «Что важнее, что первично: Коны, законы?» Да, какая разница?! Ну, в конечном итоге.

Ну, вот мы имеем сегодня правосудие, имеем суды, имеем прокуратуру, имеем МВД и так далее. Вот, допустим, возьмём, суды. У них там богиня Фемида. Глазки у неё завязаны, в ручке у неё весы. Независимо от того, кто перед ней там, как бы чтобы она не видела. Гласит о чём? То есть выносит решения по сути, по совести, по закону, в дальнейшем. Да? А мы сегодня что имеем? У неё не весы в руке, у неё телефонная трубка. Ей о ком позвонили: «Этого осудить. Этого оправдать», так она и делает. Перевернули? Перевернули. Поэтому закон, он может быть как в одну сторону, так и в другую сторону. А вот совесть, она либо есть, либо её нет. И только на основе этого можно говорить об этике, о морали, о взаимоотношениях в этой среде между людьми, то есть в той или иной формации на том или ином уровне.

Иван Мишин: Ну, сейчас, чтобы это заработало, этот закон, должен судья или прокурор совесть иметь в этом плане, тогда заработает этот закон и всё остальное. Если нет совести, тогда в любом случае закон не будет работать.

Валерий Ларионов: Должна быть система, основой которой является традиции: честь, совесть и так далее, а не наоборот.

Иван Мишин: Сейчас начинают закручивать гайки: то есть всё новые и новые законы.

Валерий Ларионов: Они пишут новые законы и свою преступную деятельность оправдывают вновь выписанными законами, противоречащими чести, совести и сути. Тогда как быть? На сегодняшний день обратная ситуация. Вся система направлена, она античеловеческая, она против людей, то есть настроена на уменьшение количества людей на земле. Значит, и все сегодняшние структуры надгосударственные, государственные по всей планете, они работают против людей, против даже граждан того же государства, которым они обязаны его развивать.

 А начинается всё с малого. Начинается всё с семьи, с детей, с правильной системы организации семьи изначально. То есть что это такое? Для чего это? Поэтому мы говорим об организации так называемых, как раньше говорили, о «семейных эгрегорах», которые сегодня разрушаются. Те, которые сохраняются, они сохраняются, только исходя из той чести, совести, правильности понимания себя и других на частном уровне. То есть вот встретились два совестливых, грубо говоря, человека. Вот они создали семью и стараются выживать. Они не живут, они выживают. А живут, так скажем, «живут» - это те, которые сами по себе болтаются: дети в детдомах, глава как-бы «семьи» одними делами занимается, жена другими. То есть у них нет, у них есть как бы просто общая крыша, где они переночуют, и всё, а вот именно семья в полном объёме и традиционном понимании этого слова, она отсутствует.

На сегодняшний день, к сожалению, те законы Мироздания или объективные законы, они полностью нарушаются. Ведь ребенок должен до семи лет воспитываться в семье. А для чего мы образуем государство? Чтобы именно вот эта структура и организовывала эту часть, обеспечивала семью по возможности. Мы говорим о бесплатном минимальном: площадью проживания 18 кв. метров на человека - должно быть бесплатно. Это вот мы тогда нижний порог безопасности людей обеспечиваем, чтобы человек не мог свалиться ниже, чтобы не было вот этих бомжей и так далее, чтобы он мог в случае даже каких-то для него неблагоприятных условий привести себя в порядок. Женщины должны до семи, если женщина рожает, до семи лет исполнения ребенку, она должна находиться дома, и государство обязано её обеспечивать заработной платой, как на уровне дошкольного: на уровне нянечки или воспитателя детских садов и так далее.

То есть вот эта вот система детских садов, где с малолетства ребенок уже выдёргивается из семейного эгрегора. Он находится вне его, но он ещё не защищен, он ещё не готов к этому. Его выдёргивают, его стараются подготовить к самостоятельной жизни, к отдельной жизни как бы. Это всё «красиво», хорошо: самостоятельный, отдельный. Но теряется основа. Основа. Ведь теряется преемственность поколений, взаимоотношения разных поколений. Теряется суть системы, а суть её начинается с семьи, то есть с объединения семейных принципов. Я имею в виду, в позитивном, в положительном смысле слова. И вот здесь уже начинается развал системы, развал общества. То есть тогда, когда люди друг другу безразличны: безразличны к своим родителям, безразличны к своим детям, к своим родственникам. Теряется преемственность поколений. Последующие поколения всё время как бы ругают предыдущие, потому что «и это не так, и то не так». Потому что эти традиции нарушены.

Иван Мишин: Где ребенку лучше: в плохой семье или в детдоме?

Валерий Ларионов: Безусловно, в семье, даже если она плоха. Потому что мы вот даже сегодня наблюдаем ряд передач, есть там документальные и так далее. Ребенок находится в детском саду, вернее, в детском доме, и тут же показывают пьющих маму там и отца, и так далее, ребенок плачет, рисует их и просится: «Я хочу домой». Потому что до семи лет для ребёнка должны создаваться все условия через семью, нахождение его в семье, потому что только через семью он получает реальную защиту, и только через семью он может подготовиться к последующей правильной жизни. Не просто «к жизни», а к правильной, мы говорим, жизни. То есть тогда он будет полезен обществу, а не «элите» общества. Здесь разница: общество и «элита» общества. «Элита» – та, которая ведёт сегодня паразитический образ жизни, живёт за счёт всех остальных. Это несколько процентов мерзавцев, которые просто паразитируют на социуме. И все остальные для них «рабы, они никто». На них сконцентрированы сегодняшние все финансовые потоки и так далее. Но они никогда не будут вкладывать свои сверхдоходы в социум, в социальные сферы, в культуру, в традиции, в образование. Наоборот, они будут делать всё, чтобы это было разрушено. Их задача одна: чтобы с детства ребёнок - через детский дом, он попадает в детский дом, а ему говорят: «О, ты уже должен, ты обязан нам, ты нам должен».  И он уже всю свою оставшуюся жизнь отрабатывает какой-то, кем-то придуманный долг. Не понятно кем, не понятно за что, но отрабатывает. Он находится полностью под их влиянием: «Если ты не выполняешь наши требования, то ты - бомж. Если ты делаешь то, что мы тебе скажем, значит, ты будешь вот там минимально обеспечен». Поэтому такая вот...

– Но у «элиты» же тоже часто дети попадают под наркотики, погибают. Там то же самое как бы, они же не защищены, дети богатых, получается?

Валерий Ларионов: А это же нарушена традиция. Они же, нарушая, способствуя нарушению традиции всего социума, ведь они же сами становятся незащищены этим, этими же нарушениями. Естественно, и это в первую очередь на них и отражается, потому что через детей пытаются манипулировать и ими в той или иной мере, то есть содержа их в тех же рамках.

Иван Мишин: «Элиты»…

Валерий Ларионов: Более высоким уровнем «элиты». Да. То есть там надо говорить уже не о том понимании нашего восприятия мира, а ещё до, вернее, сверх этого. То есть, где мы говорим, что есть, существуют в этом мире: есть люди, а есть нелюди.

Иван Мишин: Нелюди - это кто?

Валерий Ларионов: Нелюди - это инородные существа, которые находятся на этой планете достаточно давно. Они смертны, но они мутированы. Поэтому они не появляются, скажем так, на телевидении, не показывают себя всем и вся. Почему? Потому что это вызывает моментальный антагонизм. И их единственная защита - это так называемая «тень». Пока их не видят, пока их не знают, их никто не ищет, с ними никто не борется, значит, они защищены. А вот уже то, что идут от них, то, что мы говорим: «твари» - это люди, которые повелись на их обещания. То есть: «вот тебе власть, вот тебе богатство, вот тебе какие-то технологии, что-то ещё, но вы будете выполнять то, что нам надо». Они вынуждены это делать, потому что они мутированные существа. У них отсутствует, в отличие от людей, моральные, духовные, самое важное  - это творческие моменты, то есть у них это отсутствует. У них отсутствуют эмоции. Они не способны творить, они способны только производить то, что у них уже есть, а нечто производить новое они не в состоянии. Поэтому они вынуждены привлекать на свою сторону людей, ставя им задачи вот именно творческого плана, чтобы они для них творили, то есть по их миропониманию создавали им что-то иное, что-то новое. Но чем больше люди, которые на них завязаны, с ними, на них работают, тем они становятся, тем у них включается более активный процесс мутации, внутренней мутации именно в духовной части и так далее. И поэтому мы сегодня можем видеть академиков каких-то, которые когда-то действительно делали открытия, произвели что-то новое, творили и так далее, но постепенно они остановились в этом развитии. И сегодня у них есть просто звания былых заслуг, которые нельзя оспорить. Да, они были, но сегодня они уже как творческие личности, они уже - их уже нет, они стали, они перешли на их сторону ещё дальше, и по их образу и подобию стали ограничены в этом. И, безусловно, они уже в том виде, в котором они раньше были им нужны, они их уже не используют. Они стараются подобрать уже через них новые кадры той молодёжи, которые бы способны были в их интересах создавать что-то новое, но всё время против людей.

Поэтому мы говорим: «Почему сначала ядерная бомба, потом вдруг ядерная станция?» К примеру. Поэтому сначала то, что уничтожает людей, потом уже вот, как раз то, что бы способствовало уже развитию других технологий, более энергоёмких. И это стали, вынуждены были использовать уже, внедрять как ядерные энергостанции.

 Человеку Богом дано право совершать ошибки, но человеку даны право и возможность их исправлять. Всегда присутствует исправление своих ошибок. Поэтому некоторые даже называют этих людей: «это как бы маленькие ангелы» или «будущие ангелы». Но до «ангелов» это пока ещё далековато нам. Нам бы справится с теми задачами, которые у нас здесь есть - те, которые сегодня у нас у всех перед глазами.

А начинать нужно не с мирового порядка, не с государственного порядка, а начинать нужно с себя, с семьи – важный самый элемент, то есть та ячейка общества, как мы говорили, как когда-то говорили раньше. То есть вот: семейный эгрегор - это основной эгрегор бытия и будущего всего человечества. И здесь важна каждая семья! Нельзя сказать, что: «Вот семья президента - это важно, а вот семья крестьянина - это не важно». Нет. Это ложь, это обман. И когда говорят: «Что я - маленький человек, что я могу сделать?» Все мы - части единого целого. Если в этом в едином целом не хватает какого-то одного звена, то оно, может быть, неправильно и работает.

То есть не нужно поддаваться на вот эти провокации. Каждый человек важен. Каждая семья ещё больше важна. Но ещё больше важен Род. Выстроили правильные отношения в семье: взаимоуважение, по чести, по совести. Выстроили. Начинаете выстраивать взаимоотношения в Роду со своими близкими, с родственниками и так далее. То есть ещё больше укрепляетесь. И потом у вас уже идёт муниципальный, региональный, как у нас уже сейчас принято, федеральный уровень.

Одно без другого не бывает. Одно выходит из другого. Поэтому первое, с чего нужно человеку сегодня начинать - это приводить себя в порядок. Не с законами, только законами, которые нам даны с Уголовным кодексом, с Конституцией, а начинать со своего миропонимания: с чести, совести. Ведь это кажется, что, если ты что-то воруешь, и в этот момент там нет милиционера, что тебя не видят и не знают. Это всё остаётся в тебе, это всё отразится на твоих близких, это всё отразится на твоих детях. А если тебя поймали, посадили, это уже какие-то там совокупность преступлений, это не одно преступление. То есть какое-то из них будет просто таким переходным в иную среду отработки, то есть то, что мы говорим, тюрьма и так далее. Поэтому и дети рядом, когда ты им говоришь, что: «Вот это плохо, а вот это хорошо», но сам поступаешь плохо, вот такой пример - он самый наглядный. Поэтому как мы потом можем требовать от своих детей быть лучше, совестливее, честнее, даже по отношению к вам, для начала? Никак.

Здесь нужно говорить о восьми составляющих:  духовная, интеллектуальная, физиологическая, материальная, эмоциональная, разумная, техническая, религиозная. То есть всё это закладывается в течение первых семи лет ребенка. И всё это должно и закладывается в семье. Задача семьи: обеспечить стабилизацию тела и души у ребенка, то есть выстроиться, закрепиться. Для того чтобы он мог потом уже выйти в мир из семьи и быть, достойно выполнить, пройти свой путь и выполнить свою функцию, своё предназначение, которое у него уже есть, заложено. Мы не можем за него выполнить, мы не можем вместо него пройти, но мы можем помочь ему подготовиться. И первый этап подготовки - вот это именно семья, тогда, когда семья защищает, оберегает его, не позволяет внедрение, скажем так, инородных подсадок, инородных мутирующих вещей в структуру. Не позволяет вносить дисбаланс в стабильность ребенка как системы. Мы уже не говорим просто как белковый организм, а мы говорим как совокупность материального и нематериального мира, духовного мира и так далее.

Дети, у кого наиболее ярко проявлены какие-то способности и так далее - это нарушение, в принципе, изначально нарушение системы безопасности. Потому что он ещё мал физически. Да, он духовно может быть и большой, и велик, как это любой из людей, рождающийся на этой планете. Но в материальном плане он ещё недостаточно защищён. И вот такие высказывания, вот такое поведение, это говорит о том, что в нём внесён дисбаланс. То есть система безопасности недостаточно работает. То есть как бы он начинает брать на себя уже тот объём работы, к которому он физически ещё не готов, не подготовленный. И таким детям, безусловно, нужно больше внимания и организации их внешней безопасности от внешней среды. Потому что они уязвимы ещё. В них можно внедрить противоречащие людям, ну не мысли, скажем, а пути реализации самого себя, то, что называли раньше: «ввести в блуд».

Поэтому каждый случай - он индивидуален, и здесь нельзя сделать общие выводы по одному и так далее. То есть здесь нужно рассматривать в индивидуальном порядке. Ведь нужно говорить и о той информации, которую он несёт, которую он открывает, пытается говорить и так далее. То есть здесь нужно рассматривать индивидуально. Ну то, что люди с такими способностями существуют и есть - это всегда так было. Это не период нашего только времени, это всегда так было. Только единственный вопрос в том, что если система дисбалансирована, как сейчас, она не устойчива, она переменчива. То есть вот в такие моменты происходят сбои, которые приводят вот к таким ситуациям, когда ребенок как бы уже готов. Ну, он думает, что он готов к выполнению той функции или своего предназначения, которое у него есть. Но в реальности, адекватно если смотреть, то он в материальном плане ещё не готов. Он ещё не самостоятелен, он, к сожалению, в этом плане зависим от окружающей среды. И вот в какую среду он попадает? Вот здесь вопрос. Если он находится в семье, и семья за ним смотрит, его оберегает и охраняет – да, такому ребенку повезло. Но если такой ребенок попадает уже в какой-то инкубатор, в какую-то спецшколу, в какую-то ещё что-то, здесь уже нельзя дать гарантии о будущем и о влиянии его самого уже на будущее. И дети очень часто погибают. Почему? Потому что они могут быть опасны не для кого-то конкретного, а для самих себя.

То есть для людей самая большая опасность или самое плохое - это не смерть, это только переходный момент, а для людей самое проблематичное - не выполнить своего предназначения и не пройти свой путь, не чужой какой-то, свой путь! Это более опасно. Здесь вот человек уже может утерять на какой-то период своё бессмертие и так далее. Вот, что самое опасное для человека. И вплоть до самоликвидации в тех или иных формах это может происходить. Кстати, оно и происходит. То есть обычно такие дети при их незащищенности, если их раньше времени начинают показывать вовсю: «А вот посмотрите!» Это от глупости тех же родителей, которые пытаются выдать: «Вот, смотрите, какой у нас экстраординарный ребёнок! Давайте, мы его на телевидении, мы его всем покажем. Мы его поместим в какую-нибудь спецшколу, он что-то произведёт, он что-то сделает». И всё. Эта ситуация становится опасной для самого ребенка. И она начинает достаточно жёстко изолировать его от внешней среды или среду от него. Поэтому эти случаи часто заканчиваются плачевно для них.

Иван Мишин:  Я так понимаю, родители ради чего показывают? Ради денег.

Валерий Ларионов: Да, ради материальных. И опять вот этот эгоизм и вот эти вот негативные формы: эгоизм, жадность, гордыня - те пороки, которые описаны. Вот это толкает, безусловно, некоторых родителей на такие вот безумные поступки. По сути своей они выступают в данной ситуации против своих детей, они несут бОльшую опасность ему, чем кто-то другой. Они опасны становятся уже для вот этого ребенка, потому что они его используют в своих корыстных интересах.

Иван Мишин: Но здесь деньги получаются - инструмент уничтожения семьи и вообще общества?

Валерий Ларионов: Ну, здесь вот любая технология, она имеет двойное применение. Деньги - это тоже инструмент, тоже технология. И этот инструмент имеет двойное применение. Он может применяться как на благо развития цивилизации, так и во вред цивилизации, в зависимости от того, куда он направлен.

Иван Мишин: Вот деньги. Если в Советском Союзе семья была более защищена тем, что меньше нужно было денег на те или иные услуги, а сейчас за всё надо платить, значит, надо чтобы общество будущего как можно меньше зависело от самих денег.

Валерий Ларионов: Нет, просто деньги должны занять своё функциональное положение в системе. То есть во всём нужна мера. У денег есть своя функция, своё предназначение как единицы взаиморасчётов и так далее, и так далее. И они должны вот в эту меру войти и встать. Ведь сегодня это всё абсолютно нарушено. Сегодня нет реальных законов, регламентирующих и оборот, и количество, и соотношения продукта, и денег, и форм и так далее. Ну, это экономисты лучше в этих вопросах разбираются. Я просто могу сказать об одном, что закон нарушен. Почему? Потому что ну, конечно, можно и обойтись вообще без денег, ну давайте будем говорить тогда о натуральном обмене. Ну, это не серьёзно! Просто нужно всё привести в свой порядок. То есть у всего есть своя функция, и в зависимости от того, по какому пути идёт цивилизация и куда она двигается, то ли это на деградацию и на самоуничтожение, либо это на развитие, исходя из этого и те инструменты должны тоже работать.

Мы опять говорили вот о ядерной части. Вот сделали сначала бомбу, взорвали в Хиросиме, уничтожили массу людей, напугали там друг друга, попугали и так далее. Это всё - одна сторона применения. Но сейчас есть ядерные станции, где как бы более положительное влияние для развития цивилизации есть. Это энергопотребности промышленности, производства, мы же растём, развиваемся, они необходимы - другая сторона медали. Поэтому деньги - точно такой же инструмент и это точно такое же оружие. И в зависимости от того, в чьих руках они находятся и куда, и на что они направлены, они могут выполнять ту или позитивную функцию, или негативную. Они могут как разрушать, так и созидать.

Иван Мишин: Они двойного применения?

Валерий Ларионов: Конечно, безусловно. Это любой инструмент на сегодняшний день, он двойного применения. Почему на сегодняшний день, в частности, достаточно много внимания уделяем сдерживанию технологий нового поколения? Попросту говоря, система организации цивилизации на сегодняшний день в этом формате не готова использовать эти технологии для развития цивилизации. То есть начнут, при получении этих технологий начнут сначала разрушать. Ну, а так как вот всё это безмерно, то есть продолжения может и не получиться у этой цивилизации. Поэтому приходится сдерживаться, к сожалению.

И здесь опять-таки чётко всё зависит от человека и изначально от семьи, от каждой семьи, не зависимо от того: русская эта семья, татарская эта семья, арабская эта семья, мексиканская ли это семья, китайская ли это семья. От семьи, от воспитания, взаимоуважения внутри семьи, внешней части и так далее, и, безусловно, от семейных традиций.

Почему мы много работы сейчас уделяем родовым поселениям? Для того чтобы помочь людям в организации основы семьи, преемственности поколений, для того чтобы можно было показать другим, что: да, вот можно так жить. Но это не значит, что нельзя жить в городах. Можно! Мы оказываем достаточно серьёзное влияние, каждый из нас, независимо от того, кто он: дворник, крестьянин, рабочий, инженер или президент, или министр, оказывает достаточно серьёзное влияние на внешнюю среду, на её формирование, на её развитие. И вся вот эта вот - то, что сегодня говорят: серость, убогость городов, деревень, где люди живут - это всё вот от того негативного воздействия, которое находится внутри человека. То есть это мы сами через свои противоправные действия в среде формируем вот эту серость, унылость и убогость.

Но это не значит, что мы не в состоянии это изменить. В состоянии. В любое время, в любой день, в любой час любой человек в состоянии начать с себя и начать менять сначала себя, а потом внешнюю среду. Поэтому это очень важно, очень важно для начала каждому понять, что каждый человек важен, независимо от его уровня, знания, привилегий, социального положения. Даже бомж и тот важен. Важен, потому что он тоже является звеном единого целого. Но, к сожалению, да, вот в такой ситуации, потому что та система мироустройства сегодняшняя этой цивилизации, она убрала нижний запас прочности. У человека отсутствует фундамент, ну, в частности в России.

То есть мы говорим о фундаменте государствообразующей нации. Национальный вопрос. Русские являются государствообразующей нацией. Не потому что они лучше или они хуже. Так сложилось. Здесь 80% с лишним проживают русских, и русские отвечают за эту территорию, не зависимо от того, какая система государственного устройства будет в России. Ответственность передать нельзя никому. Она либо есть, либо её нет. А вот права мы, русские, раздаём налево и направо. Нас уверяют, что «кто-то придёт, кто-то за нас сделает лучше, умнее, правильнее и так далее». Но это ложь. Никто не придёт, никто не сделает. И поэтому, если уж совершать ошибки, то свои ошибки. Если исправлять, отвечать за ошибки, то это за свои ошибки. Но так как мы говорим о семье, и 85% семей русских, значит, вот этот русский эгрегор, так называемый семейный эгрегор, он и становится фундаментом государства, и на основе его это государство может развиваться. Но разрушив этот фундамент, государство может только деградировать, только распадаться. Но это не значит, что на этой территории другие национальности плохие или неприемлемые, или что-то ещё. Нет. Ни в коем случае! Все мы должны жить в этом мире, взаимодополнять друг друга. И те, кто семьи такие же, национальности готовы жить по этим традициям, традициям для этой территории - это потом их назвали «русские традиции» - традиции этой территории. Пожалуйста! Но если кто-то желал на северной территории устроить традиции, приемлемые только для южной территории какой-то, то они здесь не уживутся. Кроме разрухи, войны и противостояния ничего не получится. Поэтому… Так мир устроен! Не может голова жить по закону кишечника. Ну, просто не может и всё! Потому что у неё иная функция, иные задачи, и она под другое, предназначение у неё иное.

Поэтому мы и говорим о том, что с чего всё начинается? Человек – семья – Род - Родина! Поэтому мы говорим, что: в России - русский фундамент, в Грузии - грузинский фундамент, в Армении – армянский фундамент и так далее. То есть та государствообразующая нация, которая отвечает за эту территорию в том или ином месте этой планеты должна иметь право принятия решения.

Для этого что нужно? Ведь каждый человек приходит в этот мир конкретно для чего-то, с какой-то функцией, с какой-то задачей. У него свой путь. Именно за это он несёт ответственность первоначальную. Но для того, чтобы это понять, со стороны это сказать в принципе нереально. Потому что это знает, это лежит в каждом человеке, это кроме него не знает никто. Но для того чтобы к этому подойти, нужно ввести для себя некие формы ограничений, которые как бы противоречат чести, совести, достоинству. То есть начать с себя. То есть минимизировать своё негативное воздействие на кого-то, даже на самого себя. То есть ограничить себя в употреблении: спиртных напитков, ругательствах, стать, начинать становиться примером в чём-то для своих детей или по крайней мере хотя бы для себя вчерашнего человека. То есть изменить. Через что? Попробовать посмотреть на мир немного иным взглядом. Ну по крайней мере взять, для начала остановиться и просто посмотреть на весь мир, на всю среду немного иным взглядом: «А куда бежать? А зачем бежать? Для чего всё это надо? Для чего ты человек?» Ну, ты там, в конце концов, в этой среде не просто же так.

Иван Мишин: То есть получается, быть не потребителем - то, что сейчас происходит. Да? Работаешь только.

Валерий Ларионов: Безусловно. То есть, ведь мы очень много требуем от общества. Мы правильно требуем, но другой момент: а что мы-то обществу этому даём? Ну что мы даём-то? Могут сказать, что: «Вот я работаю, я делаю полезное какое-то дело». Ну, ты получаешь за это зарплату или что-то другое ты за это получаешь. Для того чтобы предъявлять претензии обществу, нужно какую-то часть себя, своего свободного времени, если такого свободного времени не очень много, то может быть финансовый достаток хороший какой-то, он позволяет вкладывать в общество. То есть либо свои средства, либо свои действия и так далее. Нужно ведь работать, влиять и на общество, но не своим потребительским взглядом со стороны, а своим участием в этом обществе, в жизни этого общества. Потому что тогда будут основания предъявлять претензии и другим, и обществу как таковому.

 Сегодня всех загнали в такие рамки, что человеку некогда подумать ни о чём. У человека сегодня очень сложная ситуация, ему нужно думать: «Чем накормить детей? Во что их одеть? Во что их обуть? Как заработать денег? Как заплатить за услуги ЖКХ?» И так далее, и так далее, и так далее, и так далее. Человек как, ну, грубо сказать, как «загнанная лошадь»: там с утра бежит, к вечеру «добраться бы до кровати, уснуть», и всё начинается сначала. Это вот замкнутый круг, который, в принципе, уничтожает человека как личность, как свободную личность и как человека как такового. То есть человек становится, скажем, «существом, который должен». Но, по сути, это же взаимообразно.

Иван Мишин: Так вот как разорвать этот круг сегодня? Ты, занимаясь бизнесом тем же самым, ты вроде благополучный, всё. Но на самом деле, ты зависим настолько, что становишься рабом системы.

Валерий Ларионов: Да, становишься.

Иван Мишин: Уйдя из этого бизнеса, начинаешь думать и понимаешь, что многие ценности, которые ты бы имел, или то, что ты имел, в бизнесе в этом работая, тебе не нужны. У тебя совсем другие задачи, оказывается. А бизнес этот - то же самое. Вроде бы нам сейчас везде в обществе это навязывают, этот «бизнес»: если ты успешный - ты бизнесмен, а если ты просто работаешь, просто у тебя другие полномочия - ты не успешный человек, просто, значит, чего-то не можешь. И всё у нас, телевидение всё: «бизнес, бизнес, бизнес», проекты, бизнесы какие-то.

 Валерий Ларионов: То есть это те ложные пути, которые вот система, скажем так, нелюди, в которой уже становится модно, традиционно модно какие-то противоречащие человеку формы, по сути человека формы. Значит, ну, вот первое что: раб. Человек становится свободным тогда, когда он становится рабом закона. Казалось бы, парадокс: раб закона - свободный человек. Это достаточно серьёзные вещи. Мы понимаем, что такое «плохо», что такое «хорошо». Я имею в виду закон здесь не просто Уголовный кодекс, или просто Конституция, или законы ЖКХ, разные и так далее. Нет. Это уже субъективные законы, которые уже описаны. Мы говорим об объективных законах, когда через правильное формирование традиций общества, когда во главе стоят такие понятия, как: честь, совесть, справедливость, вера, надежда, любовь.

Иван Мишин: Это может быть законом?

Валерий Ларионов: А это является основой закона. Именно когда ты становишься рабом объективных законов, ты тогда становишься свободным человеком. То есть у тебя изменяется форма твоего взаимодействия с внешней средой. Вот она тебя загоняет, она тебя старается среда загнать, так сказать, чтобы ты просто от изнеможения остановился. Либо ты это можешь сделать сам. Либо тебя «загонят», и ты остановишься, но тогда хватит ли сил и здоровья выйти на свой путь. Либо ты можешь сам остановиться и пересмотреть всё своё прошлое, и тем самым начать формировать своё новое будущее. Ведь нам не дают возможности, вот эта беготня, вот эти вот псевдонаправления, то есть они не позволяют нам правильно адекватно оглянуться даже на своё прошлое. То есть пересмотреть его, понять, что в твоём прошлом было плохого, что было хорошего, где ты поступал правильно, где ты поступал неправильно.

То есть вот это вот - первые формы того, с чего нужно человеку начинать: пересмотреть своё прошлое, своё поведение. Потому что мы были и в пять лет, и в десять лет, и в двадцать лет, и в тридцать лет, ну, кто в каком возрасте где-то совершали правильные поступки, где-то неправильные. Где-то что-то нужно поменять, где-то что-то нужно изменить. И вот не исправленные вот эти ошибки и недостатки, не переведенные, так называемые, в опыт твой, они и не дают сейчас правильно взглянуть на себя сегодняшнего и пойти правильно дальше. Потому что этот груз, он давит, потому что он не переработан, и он влияет не только на вот это состояние беготни, вот этого вот: обязательств и так далее, но он и физиологически давит, это же нездоровье. Ведь, нарушая внешние законы, мы нарушаем и внутренние законы. А нарушаются внутренние законы - мы понимаем это только по одной форме: это ряд заболеваний. Чем человек становится старше, не исправляя те нарушения, которые им были в той или иной форме допущены раннее, у него нарушается внутреннее, и у него начинают проецироваться болезни, физиологические болезни.

Иван Мишин: То есть если человек внутренне красивее, то есть чище, то он и внешне становится красивее и лучше?

Валерий Ларионов: Безусловно, потому что ведь внешние и внутренние законы - суть-то их одинаковая. Нарушаешь внешние законы, я имею в виду не уголовные какие-то кодексы, а вот именно Законы Бытия, взаимоотношений и так далее - нарушаются и внутренние автоматом законы. Это всё взаимосвязано.

Поэтому начинать нужно с самого себя. То есть для начала нужно просто хотя бы вечером, когда вы ложитесь спать, или когда у вас есть свободная минута, отключиться от того, что: «Ой, ой, что мне делать завтра? Где мне завтра взять вот это? Как мне туда пойти? Как это, как туда, сюда?» А вот с вечера нужно подумать о пройденном дне. Что вы за этот день сделали? Для начала. Кому вы сделали плохо? Кому вы сделали хорошо? На кого вы посмотрели плохо, на кого хорошо? Или кто на вас посмотрел. И здесь нельзя подходить с той стороны: кто вам сделал что плохое, и вы в ответ сделали какое-то ответное, адекватное действие, то есть точно так же сделали плохо. Или там: если на вас поругались, и вы в ответ поругались, и тем самым, спроецировав, начали развивать вот эту негативную какую-то часть. То, что кто-то вам сделал плохое - это его проблемы, оно с ним и останется. И он в своё время, в свой период за это будет наказан им же самим. Ваша проблема – то, что сделали вы: бросили ли вы на улице мусор, оскорбили ли вы человека или поступили с кем-то неправильно, или ещё какие-то вещи. Ну, у каждого своё: где, кто. Вот пересмотрели один день: «Вот я там, можно было там вот сдержаться и не сказать плохое слово в ответ, а я там не сдержался и тоже грубо ответил на грубость. Вот это не хорошо». То есть: оп! Всё! Значит, этот момент у вас уже зафиксировался, значит: «В следующий раз я постараюсь этого не делать». Следующий раз обязательно будет. Не сделали - хуже себе.

А, вот утром, когда вы встаёте, утром – да, нужно встать, ну, хотя бы минут на тридцать раньше, чем вы встаёте обычно. Прийти на кухню, или там где-то ещё, посидеть и подумать. О чём подумать? А какой у вас будет день? Послушать себя. О чём вы сейчас, в данный момент думаете? Что вы делаете? Попробуйте спроецировать весь будущий день. То есть обозначить хотя бы реперно, что вам нужно сделать? «Пойти, на автобус сесть туда-то, встретится с тем-то, решить тот, тот вопрос, вот то не забыть, вот то не забыть». Тем самым вы начинаете, скажем так, формировать своё будущее, короткое будущее вот этого дня, которое у вас наступает с утра. Но вот такие простые как бы инструменты, то есть: вечерний просмотр прошедшего дня, а в последующем - прошедшей недели, а в последующем - прошедшего месяца, года или всей жизни. То есть это будет вам позволять выстраивать вами спрогнозируемое ваше будущее, но уже на основе объективных законов, то есть «правильности – неправильности» и так далее, то есть чести, совести. Но опять-таки к этому возвращаемся. Это тяжело, это очень трудно. Иногда это очень больно. Иногда проще признаться другому в своих каких-то недостатках, чем самому себе. Но это важно! Если вы думаете, что это не важно для вас самих, ну, считайте, что это важно для ваших детей, потому что это тоже ваша часть.

Иван Мишин: Ну, вот человек отличается от нелюди, да? То есть люди отличаются от нелюди. Отличается тем, что человек может свои ошибки исправить, как бы принять их, что он делал неправильные вещи, а нелюдь, он как бы где тварное общество остаётся той тварью, той нелюдью.

Валерий Ларионов: Да. Он в этом ограничен, поэтому вот они и мутировали. То есть они, ну если вот взять людей, то у людей есть: материальная и духовная часть, есть эмоциональная и разумная часть, есть горячая и холодная. У них вот эта часть только холодная, у них эмоциональной части нет, она отсутствует у них. Нет такого, чувств, они их не испытывают, такой, как любовь. Да, у них есть секс. Для продолжения, к примеру, рода. Ну, просто вот так, механически, само действо, а вот эмоциональная часть отсутствует. Но из-за этого они и утеряли, то есть ограничивая себя эмоционально, они и утеряли способность творить, творчество. Среди них нет художников, среди них нет музыкантов. Ну как бы для начала. Среди них нет тех инженеров, которые создают новое.

Иван Мишин: Где они это всё берут?

Валерий Ларионов: А вот как раз они, именно делая себе «послушников» среди людей, тех, которые подключают им, подключаются к ним. У них очень мощно развиты телепатические свойства. У них очень мощно развито влияние телепатическое на людей. То есть они могут через людей людьми управлять. Если человек в чём-то слаб, ну я имею в виду эгоизм, то есть пороки, то через вот эти проходы они подключаются к людям. Они ему обещают: «Вот тебе деньги, да, но ты будешь делать то, что я скажу». Я к примеру говорю. Это уже в комплексе бесструктурная-структурная система управления.

Для того чтобы человек мог простить другого, ему нужно пересмотреть вот именно свой предыдущий путь, свою жизнь. Ведь он тоже кого-то в своей жизни мог обижать, и в ответ на это его кто-то другой обидел. И вот, простив себя, пересмотрев своё прошлое, где он кого-то обидел, и простив себя, попросив прощения: «Что, вот я не прав», вот тогда у него развязывается вот такой узел, где обидели его. Тогда тот человек, который тебя обидел, придёт к тебе завтра и скажет: «О, брат, ну погорячился там, что-то неправильно делал». Почему? Потому что ведь всё, что от нас уходит, то к нам и возвращается.

Иван Мишин: Тогда с этого надо начинать человеку?

Валерий Ларионов: И это тоже. Это целый комплекс, совокупность действий, где нельзя в течение какого-то небольшого времени разобрать любой вопрос, каждый вопрос. Это в зависимости от человека, у которого какие-то проблемы, это индивидуальные подходы. Но тем не менее, я почему и говорю, когда человек пересматривает своё прошлое, то там же не только обида. Ну, были какие-то там другие нарушения, которые в последующем к нему тоже пришли и отразились на нём. И вот почему мы говорим: «Независимо от того, кто вам что-то сделал. То, что он сделал, а вы в ответ сделали другое: да, вот ещё хуже, или менее, что-то плохое. Ваша проблема: то, что сделали вы. Его пусть останется с ним, а вот ваше - это ваше. И вы должны себя пересмотреть в этой ситуации, прошедшей, исправить».

Иван Мишин: Сначала попросить прощения самому у себя?

Валерий Ларионов: Конечно, потому что жизнь штука такая, что что-то произошло там двадцать лет, десять лет назад, и эти как бы участники вот этой проблемы неизвестно, где находятся. Ты что, побежишь их искать и так далее? Нет же! Так ты через себя попроси у себя прощения.

Иван Мишин: Злость на друзей, на других там, она же потом, получается, злость-то расширяется, и на весь мир уже злишься?

Валерий Ларионов:  Проецируется, конечно. Либо ты это увеличиваешь, либо ты вот этот порочный круг прекращаешь. Да. Но он не один, он из совокупности разных. И вот каждый момент, который ты разбираешь правильно, ты этот момент останавливаешь. Он уже не имеет такого негативного воздействия на твоё будущее.

Иван Мишин: Ну, а это проецируется на детях, на поколение, на Роды?

Валерий Ларионов: Безусловно.

Иван Мишин: И вот это кто-то должен смотреть значит. Там уже может дальше всё длиться, Род от Рода. Кто-то должен это прекратить, в принципе?

Валерий Ларионов: Правильно. Это когда-то называлось, ну, некая такая форма «родового проклятия». Когда кто-то из предков кому-то, какому-то другому Роду сделал что-то плохое, посчитал, что это правильно, что «да, это должно быть», и тем самым наложил вот это вот нарушение закона уже на свой Род. И эти нарушения, они так и отражаются на каждом поколении. И когда в этом Роду, в одном из поколений находится тот, кто говорит: «Так. Стоп! Я начну пересматривать свою жизнь».

Иван Мишин: Самый главный вопрос: человек сам может это остановить, без разных эзотериков, которые сейчас это делают за деньги?

Валерий Ларионов: Конечно! А им это не дано. Они могут рассказать сказку, что: «Мы там снимем порчу, мы там уберём это, мы там сделаем это». Нет! Это нонсенс! Кроме человека никто не имеет права повлиять на его судьбу, ситуацию, то есть на его Род и так далее. То есть только в негативном плане могут. А вот в позитивном исправить какую-то проблему – нет, она так проблема и останется, она всё равно будет отражаться. Нет. Это нонсенс! Эзотерик или кто-то из сведущих, или посвященных людей могут подсказать вам путь, как это сделать. Но это исправить может только тот человек, которого конкретно это касается, чьё это. Нельзя чужое взять.

Иван Мишин: Но путь они подсказать могут?

Валерий Ларионов: Да. Могут подсказать, но опять тогда они говорят: «Выбор за вами». А участвовать в этом выборе - опять Закон: правильно или неправильно. Ну, скажем, там: «Вот давай, там тебе кто-то навредил, а ты вот это, это сделай, наведи на него порчу». Всё. Ты это делаешь - ты нарушаешь закон, ты наносишь вред и тому, и себе, и своему Роду. Этого нельзя делать! Это нарушение! Почему многие из них этого не делают сами, они говорят: «Не, не, не - это ты сделал, ты сделал, а я за это получу деньги». А другой путь есть, как можно это исправить? Можно. Значит, нужно опять вернуться: «А где ты раньше нарушил? Сделал такое же нарушение, которое вот сегодня сделали относительно тебя». Исправишь своё - исправиться это. Не исправишь своё – и это не исправится. И тогда отпадает возможность вот идти по темному пути, или по негативному пути: наводить на кого-то порчу, делать кому-то плохо, мстить там, наказывать и так далее. Это совершенно иной подход, это совершенно с другой стороны заходить. Не усугублять зло, то есть его не проецировать, не увеличивать его. Его и так в этом мире очень много.

Иван Мишин: Нынешняя церковь, она что-то даёт позитивное или только негатив?

Валерий Ларионов: Ну, я могу сказать так, что человек без веры, как таковой - я сейчас не про церковь - он очень ограничен. То есть как бы есть вещи, в которые нужно сначала поверить, а потом ты получишь подтверждение этого. На начальном пути, когда дети рождаются, ведь они же просто верят. Они верят тем, кто рядом, а это их родители. Они их не перепроверяют. Если говорить: «Вот это вот нельзя, это вот огонь, обожжёшься». Большинство из них и не обжигаются.

Очень сложно говорить про сегодняшнюю ситуацию. Большинство семей развалено. Большинство в той системе, национальной той системе безопасности, о которой мы говорим. Она только сейчас начинает приводиться в порядок, начинает свою работу. Поэтому ведь мы и говорили о том, что ребенок с детства в детском саду, в яслях и так далее, то есть на него уже влияние-то иное, вот у него уже возникает вот это неверие, недоверие. В отличие от тех детей, которые воспитываются и растут в семьях. То есть они привыкают верить: верить старшим, верить родителям. Но потом они уже идут в школу. Потом они уже начинают соизмерять это: веру с материальной частью, получать подтверждение и так далее.

Иван Мишин: А если ребенок уже видит, что мама, папа, у них уже между собой какие-то есть разногласия. И с этого у него недоверие-то и начинается. Или он уже начинает сам перепроверять и смотреть.

Валерий Ларионов: Это уже негативное влияние. Это вот уже тогда, когда система безопасности семьи не устойчива, она нарушена. Допустим, когда кто-то из родителей говорит: «Чужое брать нехорошо», и тут же приносит в дом чужое и говорит: «Вот я там взял лопату у соседа, стырил». Ну, что-то ещё там, или что-то ещё. Ребенок смотрит и соизмеряет: «Да, вот он говорит «не хорошо», а делает».

Иван Мишин: И сам делать начинает так же?

Валерий Ларионов:  И сам начинает идти, безусловно, по этому пути. Поэтому здесь очень важный аспект - это воспитание, оно с этого и начинается. Конечно, многие говорят: «А, нас загнали в эти условия, мы вынуждены выживать, мы вынуждены там где-то подворовывать, иначе не выживешь». Ложь! Выживешь.

Иван Мишин: То же самое, как торгуют спиртом и говорят: «Мне нужно выжить». Негатива больше на свою семью наводят.

Валерий Ларионов:  Ну, это получается так, что: ну вот ты торгуешь спиртом и убиваешь других людей, и за счёт этого как бы выживаешь сам со своей семьёй. Либо возьмёшь в руки автомат и пойдёшь точно также убивать других, отбирать у них деньги. Это же всё идентично. Точно так же, как и наркотики. Точно так же, как и любое действие, то есть, где потребление, то есть, где ты развиваешься не во взаимодействии с другим, а за счёт других.

Иван Мишин: Возьмём банкиров. Те люди, которые сейчас стремятся быть банкирами - банки работают, а люди, получая кредиты, «залазят» в долги - они всё это видят, то же самое: кончают жизнь самоубийством и там всё остальное. В принципе, банки наши, которые существуют, они тоже осуществляют функцию, в принципе, орудие уничтожения своего народа?

Валерий Ларионов: Конечно.

 Иван Мишин: И те люди, которые работают, осознанно, неосознанно работают, они соучастники всего этого?

Валерий Ларионов: Вот в таком формате, который сейчас существует, в таком формате - да. Почему? Но и это в первую очередь отражается на их семьях, на их детях, на их здоровье и так далее. То есть, да, он благополучен, у него есть деньги, у него есть средства, но у большинства из них дети либо больны физиологически, либо наркоманы, либо игроки-картёжники, либо ещё что-нибудь.

Иван Мишин: Сам обслуживающий персонал, который работает в этом банке?

Валерий Ларионов: На него негативного воздействия изначального меньше, но вот совокупность этого воздействия, как бы «накопленность негатива», точно так же отражается.

Иван Мишин: Они тоже начинают быть раздраженными, с банкирами нормально не поговоришь уже.

Валерий Ларионов: Безусловно. Они становятся не элитой общества, а они становятся изгоями общества.

Пока ещё людская часть в них сохраняется, пока ещё. Они потом уже не в состоянии испытывать эмоции нормально: любить, радоваться чему-то простому, чему-то хорошему. Они идут уже по пути экстрима, им уже надо адреналин: с парашюта спрыгнуть там, чтобы встряхнуться, кого-то изнасиловать, купить проститутку, заняться мазохизмом, садомазохизмом, сейчас особенно широкое распространение у них идёт: удовлетворение своей похоти, вот эти вот с детьми все развлечения. То есть они уже не знают, как ещё. У них вот ограничивается эмоциональная творческая часть – эмоция, и они их начинают испытывать всё меньше, меньше и меньше. Они становятся более холодными, более расчётливыми, более отрешёнными от простых земных радостей. Они уже не улыбаются, они постоянно раздражены. То есть им нужно вот как вот биороботы, чёткая машина: работают «вот так, вот так, вот так». Посмотрел на свой счёт в банке, там нули добавились: «О, всё хорошо!» А вот какого-то удовлетворения от улыбки человека, от солнца, от воды. Даже вот он замёрз, заходит в горячий душ, а он удовольствие уже не испытывает. У него эти инструменты начинают не работать, они отключаются, начинают мутировать. Это не только с банкирами связано, это связано и со всей вертикалью власти, это связано с политическими деятелями – «элитой» и так далее, и так далее. Со всей вот этой вертикалью управления не только государственных, но и надгосударственных структур. И чем ближе они вот к нелюди, тем они больше ограничены в творческих, в эмоциональных моментах и так далее.

Иван Мишин: Ну, где есть предел? Если другие люди придут туда, в управление государством, они станут такими же расчётливыми, такими же.

Валерий Ларионов: При вот этой системе? Не меняя систему?

Иван Мишин: Меняя систему. Если другую? Как она должна работать, чтобы не спуститься до уровня тварных, до нелюди? Власть - она же развращает любая?

Валерий Ларионов: Безответственная власть развращает. Ведь власть по сути своей, по сути, как она должна быть - это колоссальнейшая ответственность, колоссальнейшая ответственность! Где у тебя на кону стоит Род - твой Род.

Иван Мишин: Весь твой Род отвечает за тебя?

Валерий Ларионов: За все твои слова, действия, поступки. Если ты, значит, начинаешь противостоять и уничтожать людей прямо другого Рода. Ты там находишься, скажем, в Кремле, а твой Род-то там, на земле, рядом с ними, и они спросят с него. И обязаны спросить.

Иван Мишин: Но, опять же, уважение будет больше тогда, когда ты знаешь своих бабушку и дедушку, прадедушку, прабабушку. То есть у тебя ответственность повышается перед своим Родом? А когда ты, если знал только папу и маму, иногда бабушку или одного дедушку, у тебя всё-таки уменьшается  ответственность перед Родом.  

Валерий Ларионов:  Безусловно! Мы говорим об уменьшении сознательной ответственности. Сознательная ответственность!

Иван Мишин: Чтоб её повысить, нужно знать Род?

Валерий Ларионов:  Да, чтоб её повысить, нужно там покопаться в прошлом, выяснить родословную и так далее, и так далее. Но это не снимает ответственности по сути перед своими предками, даже если ты их не помнишь и не знаешь. Даже если ты не помнишь и не знаешь. Сейчас очень много задают вопросов. Ну, хорошо, вот мужчина: «А я - сирота, в детском доме воспитался. А вот вы там про Рода. Получается, у меня Рода нет». Ну как нет?! Он же у тебя был? Просто ты не помнишь. Исходя из этого, будь тогда основоположником новой ветви Рода. Женись! Будь первым!

– Новую ветку делай?

Валерий Ларионов:  Да. Женись и будь родоначальником Рода. И через н-ное количество лет делай так, чтобы твои дети, твои внуки, твои правнуки, твои, кто будет дальше, помнили, хотя бы начиная с тебя. Начинать никогда не поздно. И это не значит, что этот человек потерянный, или он никто, или он там какой-то. Нет! Становись родоначальником, женись, рожай детей, воспитывай, но вот исходя уже из параметров Рода, семьи, правильности-неправильности, объективных законов – пожалуйста! То есть это не значит, что это человек потерянный, или он никто. Есть тут такие, к сожалению, что вот за последние десятилетия, столетия нас столько всех растрепало и так далее, и  мало кто знает своих пра-пра-прадедушку и пра-пра-прабабушку, знает только дедушку, бабушку. Но они всё равно были. И поэтому, обращаясь к себе, к своему прошлому, обращаясь к своим предкам, эти предки уже станут с вами рядом, если вы идёте по правильному пути. Ну, а если вы идёте не по правильному пути, значит, предки вас будут направлять и будут вас наказывать. Потому что в них сейчас ваша жизнь материальная. И они все рядом. 1.36.50

Иван Мишин: Нет конкретики.

Валерий Ларионов: Правильно. А это использование в своих корыстных целях.

Иван Мишин: А людям сейчас надо конкретику: что делать?

Валерий Ларионов: Безусловно, поэтому тут-то и задача: чем проще, тем правильнее. Почему? Не нужны вот эти экстрасенсы по сути своей, для того чтобы человеку исправить. Они могут подсказать, как человеку сделать, но человек сам, только сам имеет право выбора: сделать ли ему так или сделать ему этак. А самое простое - это именно начинать взаимодействовать с самим собой. То, что называется: очнуться, прийти в себя, в себя прийти.

Иван Мишин: Спустится на землю?

Валерий Ларионов: Проснуться. Прийти в себя. То есть начинать разбираться с самим собой. Через что? Ну, наиболее простое, начальная форма: с предыдущего дня, предыдущей недели, предыдущего месяца, предыдущих лет и так далее. Вот это важно, когда вы начинаете разбирать прошлое, у вас начинает формироваться ваше будущее. Чем более правильно вы разбираете прошлое, находя собственные недостатки, тем вы меньше закладываете недостатков в своём будущем. То есть выравниваете свой путь. Определить свой путь и определить свою функцию - и функцию, и путь - может только сам человек. Со стороны это определить нереально. То есть для того, чтобы сказать: «Вот твой путь - вот такой-то или твоя функция вот такая», мне нужно стать тобой. Но я же этого сделать не смогу, это нереально. Мне нужно прожить всю твою жизнь, прочувствовать всё, что ты чувствовал с первой минуты своей жизни и до сегодняшнего момента. Но это нереально. Обмануть можно, да, наговорить, лишь бы что-то с этого получить. А другого нет варианта. Поэтому только человек имеет право формировать свой путь, имеет право пересмотреть своё прошлое, исправить собственные же ошибки. Собственные ошибки. Но мы не можем исправить ошибки другого. Поэтому неважно, что сделали тебе, важно, что сделал ты. Поэтому как бы вот оно всё просто и всё сложно. Ну, так мир устроен.

 Первое, что? Ведь судят человека не по ответам, а по вопросам. То есть: что человека интересует сегодня? Когда нужно понять, и на каком уровне он находится, и к чему он уже готов, а к чему ещё не готов.

В каждом человеке она индивидуальна, и вот разобраться в причинно-следственных рядах, а значит, и в событиях, в событийных рядах - вот, в принципе, о чём нужно для начала вести разговор. Потому что каждый человек - это уникальное творение. И если этого не понять, не осознать: «Уникален не только я, но и другие все уникальны. Они индивидуальны, потому что у каждого есть своя функция, своё назначение». Почему вот, допустим, в мире, в славянском, скажем так: всё, что в тебе - то и в другом? Чтобы потом перейти уже к последующим уровням вот этих вот разбирательств, нужно с начала начать, с первого класса. А первый класс - это сам. С самого себя.  Я, семья. Опять тут мы говорим: почему семь лет? Семья – семь раз по Я. Вот семь лет ребёнок - он должен быть «Я».

Иван Мишин: Вот если я родился: папа, мама, дедушка с бабушкой, прадедушка с прабабушкой. То есть я должен знать своего прадеда, как минимум прадеда и прабабушку и видеть его?

Валерий Ларионов: Всё правильно! Но это уже будем говорить о будущем. Потому что, к сожалению, если сейчас говорить о каких-то ограничениях: «А вот у тебя: ты не знаешь свою прабабушку, значит, ты какой-то вот не такой».

Иван Мишин: Если я знаю, что я должен был видеть своих прадедушку, прабабушку, значит, я должен сохранить это тело, которое мне сейчас Богом данное, да? Чтобы мой правнук меня увидел?

Валерий Ларионов: Конечно.

Иван Мишин: Значит, я должен не умереть там в 70 лет, значит, я уже должен начать думать. И вот это в целом, в комплексе-то и получается уже тогда вся картина: для чего нужно жить долго, для чего нужно сохранять своё тело, для чего нужно внутренний мир менять свой?

Валерий Ларионов: Вот, тут самый важный момент: А смысл? А какой смысл-то мне тут находиться? Ну, скажем так: работать, или не работать; зарабатывать ли деньги, или тратить ли деньги, или что-то ещё. То есть сам смысл-то в чём?

Иван Мишин: Быть рабом, грубо говоря, вот эти триста лет и ходить на работу, что ли? И там 70 лет пенсию получать, потом 200 лет сидеть там, или сколько лет ты проживешь, 150?

Валерий Ларионов: Нет, тут вопрос-то не в этом. Потому что вот здесь нельзя передёрнуть крайности: или одну, или другую, работать или не работать? Нет! Человеку дано именно, что будет золотая середина. Мера должна быть работы и отдыха. То есть она должна быть мерой. И человек этот меру должен как бы чувствовать и понимать самостоятельно. Но как он её может понять, если он сам с собой ещё не разобрался? Поэтому вот ситуация такая, что: ты работаешь, значит, тебе должна быть энергокомпенсация адекватная твоим затратам. Мы говорим о работе на каком-то предприятии, организации, о том, что сейчас называют «финансы». К примеру.

Иван Мишин: Ну, плюс твоё удовлетворение от работы. И если трудились, то есть не работали, а трудились в Советском Союзе, было какое-то удовлетворение от твоей работы. Сейчас его нет, этого удовлетворения.

Валерий Ларионов: А тут-то момент следующий. Вот ты разбираешься в себе, ты понимаешь своё предназначение: кто ты, что ты, для чего ты пришёл в этот мир, что тебе нужно делать? Значит, ты начинаешь развивать свои способности, которые вложены. Ведь что такое сегодняшняя система образования? Это уничтожение людей. То есть человек рождается - в нём уже всё заложено. Он знает больше, чем написано в учебниках, гораздо больше. И система образования, воспитания - она должна помогать, способствовать развитию заложенных знаний в человеке.

Иван Мишин:  А не уничтожать.

Валерий Ларионов: Конечно! Но они говорят, что: «Это – нет. Только вот так, только вот это». То есть вот в чём ситуация.

Тогда КПД, коэффициент,  так называемый, человека в системе, он повышается многократно! Но должно быть что-то вот это минимальное - то есть минимум знаний материальных, который должна традиционная система обучения дать: вот такой-то. Развивается и самый важный аспект, позволяющий развивать в человеке творческие моменты, творчество. Тогда человек на основе этого может собирать химические элементы и создавать какие-то новые вещи, физические элементы, химико-физические и так далее, и так далее. То есть творить, то есть синтезировать из того, что уже есть, нечто иное, нечто новое, нечто более полезное. А это способен только творческий человек. И вот способность творчества и обязана развивать в человеке система образования и воспитания, изначально. Почему начальные классы должны идти по большему, не по точным каким-то вещам наук и так далее, а именно: развитие культуры, творчества, традиций, взаимоотношений и так далее, и так далее? То есть воспитать в человеке или помочь  воспитаться в человеке на Конах и законах: что такое «плохо», что такое «хорошо»? Чтобы свои знания в последующем человек, опыт и возможности, и способности не направил на противоправные действия относительно других людей.

Иван Мишин: Чтобы не нужны были законы, которые каждый день надо менять, чтобы ограничить человека в чём-то. То, что человек изначально должен знать.

Валерий Ларионов: Правильно. Да. И тогда человек становится как бы с одной стороны рабом этих законов, но с другой стороны он эти законы не воспринимает как давящий, как репрессивный инструмент. Ведь человек понимает, что не хорошо вот как бы на площади ходить в туалет. И это его не ущемляет, просто: «Нет, это плохо».

Иван Мишин: А если он знает, что бумажку нельзя кидать, а он её кидает. То есть этот закон уже не работает просто?

Валерий Ларионов: А это другой момент. Ему «по-барабану». Он не то, что знает.

Иван Мишин: Получается, что не работает этот закон?

Валерий Ларионов: Не работает, потому что он всю свою жизнь видел, как сначала его родители кидали, потом соседи кидали, потом дяденьки и тётеньки, и он точно так же стал кидать. Вот, собственно говоря.

Иван Мишин: Это значит, в своей семье надо разобраться, не делать этих вещей самому: не выкидывать сигарету в окно.

Валерий Ларионов: То, что ты говоришь ребёнку: «Что вот это плохо, вот это нельзя делать, вот это не хорошо!» - ты обязан сам делать так, как ты говоришь.

Иван Мишин: То есть своим примером сейчас меняешь свою жизнь, начинаешь по совести жить, как оно должно быть. Тогда твоё окружение, то есть сначала твой Род, твоя семья живёт нормально, потом твоё окружение, друзья там и все остальные смотрят на тебя, сначала не понимая, почему ты был таким, стал другим. И потом, сами не замечая того, начинают жить так же, как и ты живёшь, и исправляются.

Валерий Ларионов: Конечно! И это достаточно сложно и тяжело, потому что естественно будет внешняя реакция других: «А почему?»

Иван Мишин: Зато эффективно, я так считаю.

Валерий Ларионов: Эффективно для тебя и для твоего будущего. И для окружающих, которые завтра будут брать уже с тебя пример, когда ребёнок из соседней семьи будет говорить, что: «Вот, а дядя Петя или дядя Вася, он вот так не делает, он вот так делает. А ты зачем вот это делаешь?» То есть тогда уже дети начнут искать иные примеры, потому что в них-то это ещё не зачерствело, в них-то это заложено. И мы должны просто помочь им это сохранить. Почему мы и говорим «национальная безопасность». Защитить от негативного влияния среды. Вот откуда начинается национальная безопасность, а не от человека с ружьём на танке.

Иван Мишин: Что такое: «Любовь спасёт мир»? – выражение.

Валерий Ларионов: Любовь. «Возлюби Господа своего всем сердцем своим, всем разумением твоим, то есть возлюби его в себе». Прийти к чистоте и правильности восприятия среды.

Иван Мишин: То есть: полюби себя сначала?

Валерий Ларионов: Конечно. Начни уважение с себя. Всё, что бы ни делал, всё начинается с себя. Прежде чем требовать от других, нужно потребовать от себя. Всё! Другого варианта нет! Нет! И возлюби ближнего своего, потому что в нём тоже то же самое есть. Он тоже такой же, как и ты. Он тоже часть системы. Но любовь, прежде всего, это - творчество. Любовь это - творчество. А любовь откуда? Если человек один, что он может любить? Вообще один. А когда семья, значит, у него есть, кого любить: жена, дети, семья, Род, Родина. Любовь, объединяющая, творящая, чистая и хорошая – продолжение Рода, продолжение цивилизации, продолжение человечества.

Иван Мишин: В общем, научится надо: полюбить себя, семью, Род, потом дальше, дальше.

Валерий Ларионов: Но с условием меры, да. Вот именно о чём мы говорим? Нельзя крайности: нельзя быть фанатичным в любви и нельзя быть фанатичным в ненависти.

Иван Мишин: Сидоров мне нравится, про эту тему он говорил то же самое, что: «Невозможно быть только любящим: любовь и всё, и больше ничего».

Валерий Ларионов: Конечно! Многообразие среды.

Иван Мишин: Ещё такое выражение, что: «женщина и мужчина, вот они дополняют друг друга». Если женщина слишком женственная, слишком, она изначально такая, её воспитали такой, но когда она встречается с мужчиной, и начинают они жить, она частицу мужского, то есть мужественность, она берет на себя.  То же самое берёт мужчина от женщины женственное. И они дополняют друг друга, и у них получается семья.

Валерий Ларионов: Семья - это вот такой образ, к примеру, один из образов: стрела, где есть наконечник, есть оперение, стабилизирующее направление движения в некую цель.

Иван Мишин: Не зря эта стрела прилетает в сердце всегда, показывают.

Валерий Ларионов: Правильно! Так вот наконечник - это мужчина, а вот оперение - это женщина, которая стабилизирует движение семьи, движение стрелы, полёт стрелы, чтобы он попал в цель. Да, мужчина, он пробъёт, но только в том случае, если супруга поможет ему правильно направиться.

Иван Мишин: А если получается наоборот, стрела меняется с наконечником?

Валерий Ларионов: Поэтому и оперение должно быть красивым, женственным и так далее. А вот если всё наоборот, и стрела летит оперением вперед, то куда она попадёт? Никуда.

Иван Мишин: Никуда, затормозится всё.

Валерий Ларионов: Вот. Поэтому здесь опять функциональность. Нужно всё время подходить к функциональности, то есть понять функцию, назначение. Женщины, мужчины. Это же не плохо, что это - оперение, а это - наконечник. Одно без другого не бывает, иначе не будет достигнута цель какая-то. И чем больше детей, тем мощнее стрела.

Иван Мишин: А почему? Почему мощнее?

Валерий Ларионов: Критическая масса семейного эгрегора: чем больше в этой семье находится детей, тем больше энергии, больше мощности, больше возможности решения вопросов. Более устойчивая, более стабильная, более благополучная, в конце концов.

Иван Мишин: То есть семья, то поколение, когда рождается, оно больше дает энергии в будущем, то есть матерям, дедам, прадедам.

Валерий Ларионов: И эта часть, и влияние на внешнюю среду вокруг. Чем больше семья живёт в доме, тем вокруг этого дома будут лучше расти растения, деревья, птички будут сверкать, солнышко будет светить. Почему? Потому что среда формируется вот этой мощностью, если она правильно стоит. Изменение среды. И поэтому, мы же говорили про серость: почему? Потому что все в скворечниках, все одинокие, все сами по себе, все разодранные, поэтому - да, серость, потому что нет возможности позитивного влияния на внешнюю среду, концентрированного, всех разделяют.

Иван Мишин: Ну, тогда, получается: разделяем, имея квартиру. Там же не возможно много детей иметь-то, в принципе, потому что квартира любая, даже четырёх комнатная, она же давит?

Валерий Ларионов: А вот тут-то уже вопрос в следующем. Можно и в квартире, но при условии, если у тебя соседи так же живут, как и ты. Тоже у них Род, у них тоже семья. Все в одном доме. У вас взаимоотношения другие получаются между семьями. И тогда вы формируете уже эгрегор дома. У вас-то задачи-то, цели-то одинаковые, и тогда вокруг этого дома тоже происходит это же самое. Тогда подключаются и другие дома, мегаполисы, микрорайоны, районы, города, сёла. Меняется среда, меняется отношение к среде. Безусловно, конечно, желательно, чтобы дома были более объёмные, то есть более вместительные и так далее, и так далее. Конечно. Но нужно же понимать и другой момент, что всё-таки мы не можем оставаться на уровне только аграрной части. То есть нам же технологически тоже нужно развиваться. Нужны заводы, нужны фабрики, значит, нужны будут люди, но и опять нужно учитывать именно эти моменты при формировании будущего государства. Именно начало с семьи.

Иван Мишин: Но тогда просто нужно думать об этом и строить совсем другие дома, другое жильё.

Валерий Ларионов: Для того чтобы построить нормальный дом, сначала нужно реанимировать семью, а потом придут: и информация, и понимание, и знание, какой должен быть дом, как он должен быть построен, и всё остальное. Потому что пока ещё «А» не сделано, что мы пойдём к «Ц»?

Иван Мишин: Понятно. Если будет пример в этом же городе, возьмём в Барнауле какой-то дом, вот многодетные семьи построят сейчас, и люди вокруг будут видеть, что там многодетные семьи живут и живут-то красиво, ориентация будет.

Валерий Ларионов: При условии, что эти многодетные семьи или не многодетные как в старину: в какой-то праздник, в какое-то торжество будут выносить столы на улицу во двор и всеми семьями собираться и петь песни, и отдыхать, и веселиться, и праздновать. Вот тогда вокруг этого дома будет всё цвести, и всё будет хорошо.

Иван Мишин: Ну, опять же мы приходим к культуре. Да?

Валерий Ларионов: Правильно.

Иван Мишин: Что без возрождения культуры сейчас вернуть те песни, пляски, танцы...

Валерий Ларионов: Это основа. Традиции.

Иван Мишин: И их вернуть надо в школу, и там обучать детей всему этому, пока существуют.

Валерий Ларионов: Конечно! Безусловно. Почему? Потому что даже начальные классы обучения на сегодняшний день - они больше должны вестись, больше должен быть акцент на культурное воспитание, образование, потому что вот такое понятие, как «воспитание» вообще в школе уже отсутствует. Сегодня, к сожалению, идёт просто тупо подготовка, зазубривание, заучивание ответов на вопросы для экзамена ЕГЭ. Всё!

Иван Мишин: Ну, приучают детей к этому с детства, что: «Ты это знаешь и всё».

Валерий Ларионов: А вот ты знаешь вот этот блок, а откуда и куда, и к чему он? Ты знаешь: вот вопрос - вот ответ. А как и что это там происходит?

Иван Мишин: Не надо думать ничего,

Валерий Ларионов: Да. Конечно!

Иван Мишин: Творчества никакого, уничтожается.

Валерий Ларионов: «А может быть по-другому?» - «Не знаю». Почему? А потому что исключают саму возможность: «А давайте посмотрим, как-то можно по-другому поменять, как-то можно это изменить?» Нет! Вот именно это - программное обучение. Вот как программу в компьютер вкладывают, и вот у него позиция: «от сих до сих» Всё! А вот у этого: «от сих до сих». Всё. Ну, это биороботы пытаются делать людей, как биороботов, то есть тех, которые бы просто по команде, по сигналу. Вот: «подал сигнал президент один президенту другому». «Подал сигнал», а что, слово нельзя сказать? Ну, само выражение: «подал сигнал». То есть на кнопку нажал – «ууууу…, сирена засвистела». «Подал сигнал». Ну что это?! Вот о чём разговор.

Но к этим уровням чтобы подходить и понять правильную их реорганизацию, какими они должны быть, нужно сначала начать с себя, со своей семьи. То ближнее, тот фундамент, который важный в данный момент для каждого человека персонально, даже если он сегодня одинок. Вот он начнёт себя разбирать, значит, завтра встретится тот, кто будет рядом с ним: мужчина, если это женщина одинокая, или женщина, если это мужчина одинокий. Но нужно начинать разбирать с себя, то есть не оправдывая никакие свои действия. Смысла в этих оправданиях для самого себя нет. То есть важный вопрос: что сделали вы? А позиция того, что: «Вот он мне сделал плохо, и поэтому я сделал ему в ответ плохо, что-то нарушил, потому что вот он как-то вот такой плохой». Он, то, что он плохой или хороший - это его проблемы, пусть он разбирает этот вопрос. Вас это в данной ситуации сейчас уже не касается, вас касаетесь вы, ваше будущее. Независимо от того, что сделали вам, зависит только то, что сделали вы.

Иван Мишин: Так вот, у нас-то проблема-то в этом и существует, что мы пытаемся разбираться в чужой семье, чужие проблемы, чужие ошибки какие-то разбираем.

Валерий Ларионов: Тем самым оправдывая себя и свои негативные моменты.

Иван Мишин: Что: «Я-то - не такой».

Валерий Ларионов: Да, да. «Я не настолько говнистый, чем вот тут вот». И вот это как раз и ведёт вот к тому дисбалансу и вот этим нарушениям к последующим, которые идут по внешней среде: деградации человека и так далее. То есть, к сожалению, так происходит.

Иван Мишин: Выходит, если ребенка семья воспитывает сама до семи лет, мама, папа, значит, после семи, если его правильно воспитать, уже тяжело сделать из него биоробота и всё остальное?

Валерий Ларионов: Да, да, да. Это уже в нём заложено, у него уже отработано: и система безопасности, и он знает, что у него есть тыл – его семья, из которой он уже сейчас выходит в люди, значит, он более стабилен, он силён, силён эгрегором семьи, неразделённый, он часть этого. Поэтому сломить, направить на какой-то неправильный путь, сделать из него какого-то преступника или что-то ещё практически невозможно, просто нереально. И со стороны болезней то же самое. Да, могут быть там какие-то физические воздействия, типа автокатастроф или ещё что-то. Но при условии, если эгрегор семейный работает нормально, и там всё хорошо, даже машина его не собъёт, она объедет. Или он попадёт в это место на пять минут позже. То есть тогда работает защита его Рода. И Род  его находится рядом с ним и его защищает.

Иван Мишин: Значит, у него и вера больше, в принципе?

Валерий Ларионов: А это основа основ: вера в себя и в свой Род, свою семью.

Иван Мишин: Осознанно, неосознанно, всё равно вера.

Валерий Ларионов: Конечно! Так она начинается с чего? Когда ребёнок верит своим родителям. Когда? А это при условии: то, что родители говорят и делают - оно сходится. Если родители говорят, что воровать плохо, и они не воруют, но живут не очень хорошо, к примеру, то ребёнок понимает, что это плохо. Даже если ему какой-то соседский мальчик будет говорить, что: «А проще, пойдём, своруем», он будет говорить: «Не, не, не. Я не пойду, и ты не ходи». «Ну, мы же тогда конфет купим, что-то ещё сделаем, и нам будет хорошо!» «Не, не, не, это нельзя, это не правильно!» То есть он будет сильнее. Вот та чистота, которая в нём есть, и правильность - она будет сильнее тех негативных воздействий, которые будут идти с внешней среды. Он более защищён.

Иван Мишин: Тогда, значит, если родители это знают, что они ребёнка защищают, не делая вот этих плохих поступков, они, значит, их и не будут делать?

Валерий Ларионов: Да. Но поэтому вот сейчас-то и вопрос-то к родителям. Уважаемые, начните с себя! Приведите себя, разберитесь.

Иван Мишин: Своими поступками они убивают свою семью?

Валерий Ларионов: Да. Даже тем, что, допустим, какие-то возникают: вот член семьи пошёл куда-то на работу или на улицу, с кем-то там поругался, на кого-то там что-то ещё, пришёл с эти негативом в дом - он отражается через ближних. Тут же поругался, и в следствие этого, он ругается с другим: с женой или мужем, или там ещё с кем-то, или с ребенком. Не законно, не заслуженно или что-то ещё. И все это чувствуют, а ребёнок более восприимчив, он это чувствует. Так вот, чтобы сориентироваться: «А стоит ли? А правильно ли? А не правильно ли?» - именно вот здесь нужно исправить своё прошлое, чтобы тебе это неисправленное не показало будущее.

Иван Мишин: Ну и получается, прежде всего думать не о себе, а о детях и о своем Роде. Чем правильнее поступаешь, тем твой Род будет крепчать. Если у тебя  здоровые дети, значит, ты будешь меньше за них переживать?

Валерий Ларионов: Да. Безусловно.

Иван Мишин: Ты будешь меньше сюсюкать тогда: упал, не упал, что-то сделал. Ребенок более защищён тогда?

Валерий Ларионов: Конечно! И в последующем вот это твоё правильное вложение в детей окупится тем, что тебя же в старости будут точно так же оберегать, холить и лелеять. И тебе не надо будет думать о том, что: «Какая у тебя будет пенсия? На тысячу рублей больше или на тысячу рублей меньше?» Почему? Потому что ты, защищая ребёнка правильно, семью изначально, потом же семья защищает и тебя. Тогда не будет вот этих «домов престарелых», выброшенных стариков на улицы, потому что в этом они сами виноваты, потому что они когда-то пошли по такому пути по отношению к своим детям. Я сейчас не говорю, что правы они были или не правы, и какие условия? То есть это опять было бы оправданием. Мне бы этого в данный момент не хотелось делать. Как бы это было ни прискорбно слышать кому-то, но, к сожалению, - это факт. Конечно, скажут: «А как это исправить? Это вот уже они старики». Правильно. Сейчас нужно об этих стариках позаботиться, чтобы показать детям, что эта забота должна быть, даже если они в домах престарелых.

Но чтобы это произошло, нужно сейчас людям начинать задумываться о себе, о своём прошлом, о своём будущем и исправлять это. Формировать семьи, не позволять раздирать семьи, стоять, защищать своих детей и так далее, не отдавать своих детей на воспитание кому-то. Потому что за их воспитание, воспитанное кем-то, отвечать будут они. Если их кто-то воспитает плохо, то они потом это всё «плохо» принесут в дом. Это сегодня, допустим, человек среднего возраста чувствует себя сильным, защищенным. У него всё хорошо, ему дети сделать ничего плохого не могут, он там фыркнул, циркнул. А через надцать лет, когда он будет старым? Вот они и отыгрываются. Отыгрываются не дети, а неправильное их воспитание, не правильное формирование сути самой семьи. Потому что в любой семье есть две, ну как бы сказать, святые вещи для семьи, семейного эгрегора. Их называют: «что стар, что мал». Семья несёт непосредственную обязанность по защите как малого, так и старого. Когда он ещё не может что-то физически делать, когда он уже не может. Но малый, он воспринимает среду для переработки: опыт, знания и так далее, и так далее, а старый передаёт.

 Человек в состоянии влиять на то, что он в данный момент потребляет. То есть мы говорим о чём? Что если человек сказал, что «вот это хорошо» - яблоко, он будет его кушать. Оно будет для него полезным, он так сказал. И организм реагирует на это как на витамины, как на полезное.

Иван Мишин: Даже если оно плохое?

 Валерий Ларионов: Даже если какой-то продукт подпорчен. А если только человек говорит так: «Всё, это - плохое, это для меня - яд». Вот тогда этот продукт ему категорически есть нельзя, потому что это может сыграть с ним злую шутку, потому что он реакцию настроил организма на этот продукт, как на продукт плохой, который принесёт ему вред. Если он его употребляет, он реально приносит вред. 2.12.32

Иван Мишин: То д.рьмо, которое по телевизору показывают, оно всё-таки обучает или нет?

Валерий Ларионов: А вот здесь вопрос в следующем: если человек сильный по сути своей, если он морально, духовно и так далее, и так далее устойчив, значит, он адекватно воспринимает «правильное, неправильное». То есть у него более широкий спектр выбора, восприятия. То есть мы же не можем увидеть, допустим, в одном населённом пункте весь мир, всё его многообразие и все ситуации, которые происходят. Информация же ограничена? Да? Ну, к примеру? Хотя человек воспринимает на самом деле всё, что происходит, но он не осознанно на это реагирует. А это как раз совмещение внесознательной и сознательной реакции – определение, что такое «плохо», что такое «хорошо» и так далее.

Ведь дело в чём? Любое негативное, происшедшее на планете в любом конце её, оно оказывает влияние на всех остальных так же, как в организме. Ну, допустим, если я уколю здесь иголкой, то реакция произойдёт на весь организм. Да? Или получу здесь рану на руке, значит, сюда нужно собраться и локализовывать эту проблему, то есть перераспределение нагрузок происходит по всему организму. Так же вопрос сознательного-внесознательного. Ну, скажем, сегодня говорим о Фокусиме. Да, это произошло. Даже люди, находящиеся в поселениях, в деревнях, в сёлах, которые максимально изолированы от внешней информации, эту беду всё равно восприняли, но они, допустим, не в состоянии, к примеру, идентифицировать: «А что именно произошло?» Они ощущают, чувствуют и так далее, что произошла беда. А вот где и что? Но тем не менее они реагируют на нее. Те, кто находится в более широком доступе информационном, они знают, что: да, произошла беда, и она произошла вот там-то, там-то. И они уже более осознанно на неё реагируют. Но реагируют все, я вот хотел о чём сказать.

Поэтому средства массовой информации, они несут всё: и плохое, и хорошее. И здесь уже от устойчивости и от самого человека зависит, какую часть ты воспримешь, и опять от семьи, от воспитания изначально и так далее. Какой информации ты будешь говорить:  «Это плохо» и будешь этому сопротивляться, и будешь помогать другим сопротивляться, а какую информацию ты примешь: «А вот это нормальное, вот это новое, вот это хорошее», и которая тебе будет помогать. А когда человек: он открыт, он не защищён, он воспринимает всё: и плохое, и хорошее, но плохое воспринимается легче. Оно, плохое, как раз именно играет на тех потребительских свойствах человека. 2.16.08

Иван Мишин: Где думать не надо?

Валерий Ларионов: Где не надо думать. Кайф, эмоции.

«Нужно всех в поселения. Нужно убрать эти заводы, фабрики, телевидение, интернет, всё остальное». Это - бред. Это уже человечеством пройдено. Мы должны идти дальше. Мы должны это синтезировать и на основе тех традиций, которые в нас заложены, на этом фундаменте формировать развитие дальнейшего. Потому что это есть основа и опора, которую нельзя разрушать, и на основе этого только можно построить стабильное «завтра». Стабильное. Иначе оно будет дестабилизирующим. Что сегодня и происходит. Разрушая фундамент России, русский фундамент государства,  государственность в нестабильном состоянии. Сегодня вот мы это всё наблюдаем. Точно так же, как и мировая часть. Убран национальный вопрос, нет определения прав и ответственности той или иной национальности за ту или иную территорию, нет взаимных договорённостей, как следствие этого, между территориями. Вот она дестабилизация всего. То есть отсутствует в таком случае чёткое определение регламента функциональности той или иной территории.

 

Иван Мишин: Но вот удар по Ливии, удары по Китаю, по России, по Японии, по всем, по всем. Это надо понимать. Тогда всё будет нормально, в принципе, всем. Тем же французам, англичанам, народу.

Валерий Ларионов: Нужно понимать планетарно, что планетарный организм - это единый организм. И если поранить руку, эта реакция идёт на весь организм. Но здесь больше болит. А потеря - энергопотеря, потому что вся энергия, все силы передаются на лечение этой руки со всего организма, это перераспределения ресурсов идут.

Иван Мишин: Мы начинаем говорить, то есть средства массовой информации начинают говорить о России прежде всего. Если мы начнём говорит не о России, а обо всём мире, получается, это удар не только по России, а по всему человечеству?

Валерий Ларионов: Конечно.

Иван Мишин: То же самое, возьми любую страну Францию, Германию. Об этом надо говорить, что удар по всему миру, тогда это будет уже понятно всем.

Валерий Ларионов: Безусловно. Поэтому мы и говорим, что сегодняшняя мировая система, она направлена от системы власти, скажем так, нелюди. Они правят миром, и она направлена против людей.

Иван Мишин: Их не волнуют Россия, человечество?

Валерий Ларионов: Нет. Они наднациональные, они надгосударственные. Для них существуют, ну, скажем: только они и люди. Им без разницы, какой они национальности. И они стараются людей использовать против людей, чтобы  сами себя уничтожали. Как бы запустить этот процесс самоуничтожения и так далее. Но не полностью. Почему? Потому что им необходимо оставить для себя какую-то часть для их же обслуживания. 2.19.57

Нужно организовывать муниципальную власть, выборность. Чтобы каждый представлял не одного себя, отдельное какое-то, а он представляет Род, и Род выставляет гарантию за него, что вот он, будучи депутатом, к примеру.

Иван Мишин: То есть получить доверенность от своего Рода?

Валерий Ларионов: Да, если Род ему доверяет, значит, у него есть возможность представлять интересы и других Родов. Но если ему Род не доверяет, то почему я ему должен доверять-то?

Иван Мишин: Если у него проблема. Если его мама в доме престарелых там, а его папа ещё где-то там, дети непонятно что, а он - депутатом и наплевал на свой Род.

Валерий Ларионов:  А он решает вопросы пенсионеров, а он решает вопросы детей: образования, воспитания. А сам, грубо говоря, мерзавец.

Иван Мишин: Или голубой вообще.

Валерий Ларионов: Или вообще он вдруг…. То на каком основании? Поэтому мы и говорим о том, что должен быть родовой принцип выборности. То есть начиная от муниципальной власти: сельской там, районной ли, городской - муниципальный уровень. Потом муниципальный уровень выдвигает уже лучших из лучших на региональный уровень, ну, будем так говорить, пока этим лексиконом, который более понятный для людей. А потом региональный уже на федеральный уровень. Да? И потом выбирается глава Родов государствообразующего народа, который представляет: он и его Род представляет все Рода этой нации на международной уже арене. То есть он защищает интересы своих Родов, а не просто какую-то идею или какую-то партию, или кого-то, не понятно кого, собственную какую-то идею.

Иван Мишин: То есть в любой партии, в принципе, народа нет, просто идеология такая.

Валерий Ларионов: Партия. Вот на сегодняшний день что решают интересы партии? Что партия защищает? Интересы партии. Кого партия? И той верхушки, которые стоят у руководства. Люди и всё остальное их не интересуют. Их интересует власть.

Иван Мишин: То есть в партии людей-то, народа нет?

Валерий Ларионов: Нет. Нет, внизу где-то ещё есть, где люди заблуждаются и идут вот за этой, потому что больше им не за кем, и идут куда-то, но потом как бы они попадают в тупик и не понятно куда. Потому что нужно понять, что партийная система, возможно, она когда-то для цивилизации, в какой-то период раньше она была нужна для объединения, для организации. Но она себя изжила, у неё нет завтрашнего дня. У партийной системы нет завтрашнего дня.

Иван Мишин: То, что хотят бывшие партийцы, партийники сохранить сегодня, тот же Кургинян, например?

Валерий Ларионов: Да. Конечно. Потому что он начинает говорить, всё говорит: национальные вопросы, родовые вещи, если перевести на нормальный язык. А потом: раз! - переходит на идею партии. Ну как? С какого перепуга? Потому что сейчас формируется мировая система по национальному признаку. Нравится кому-то, не нравится, а она вот так формируется. И от этого не уйти. Потому что мы должны говорить о правах и ответственности. И начинать нужно, если мы говорим о мировом уровне, с «Билля о правах и ответственности человека». А на сегодняшний день у нас там записаны только права. И все бегут, хватают эти права. «Я прав, потому что я тут это». А отвечать кто будет? А отвечать будут все, кто ниже. А он ни за что не отвечает. И мы сегодня имеем: разваливают президенты государство или какие-то другие руководители высшего эшелона государственного - и они потом на почётной пенсии: генералы, адмиралы, президенты. Надгосударственные структуры - такая же ерунда. Все «ООНы», «мООНы» ведут войны, уничтожают людей - и потом они все на обеспечении и всё остальное. То есть как бы это за что? За это им благодарности? А отвечать кто за это должен?

Иван Мишин: Народ отвечает?

Валерий Ларионов: Кто на сегодняшний день встал в России и сказал, что: «Я - Глава Родов. Я за всё беру на себя ответственность: за плохое, за хорошее, за всё вместе». Нет. Они же сейчас что делают? «Вот мы хорошие, а вот они все плохие!» Там коммунисты говорят: «Горбачёв был плохой, эти были плохие, эти все плохие, а мы хорошие». Но они это говорят, исходя из чего? Чтоб снять с себя ответственность. Если ты встал, какое оно есть – вот за всё ты отвечаешь: за плохое и за хорошее. Но они не легитимны, поэтому они не могут на себя взять такое право и такого уровня ответственность.

Иван Мишин: Получается, ответственность всё-таки взял на себя народ, за всё: плохое и хорошее. И несет её, неосознанно.

Валерий Ларионов: А он её, желая, или не желая, нация несет эту ответственность. И сегодня, уничтожаясь, или то, что сегодня происходит с людьми, что их унижают, уничтожают - вот это и есть та форма ответственности за то, что было делегировано право тем, кто против них же самих сейчас выступает, против государства, государственности. И вот это и ответственность. Поэтому это нужно восстановить, поэтому сейчас люди поднимаются и говорят: «Ребята, хватит! Верните нам». Не «верните», а должно быть так: «Мы забираем своё право, права свои, и мы начинаем формировать новую систему государства, мы говорим, национального». И так далее. Вот это - выборность, где на каждом уровне определено чётко для этого уровня права и ответственность: муниципальный, региональный, государственный уровень. Где за каждым руководителем стоит Род, и он отвечает не просто чем-то, а своим Родом. И он тогда уже не скажет: «А мне вышестоящий начальник сказал выполнить, я выполнил». «Он мне сказал: «Расстрелять сто человек»,  я расстрелял. Пусть он за это отвечает. Он мне говорит, а я ни за что не отвечаю». Он говорит: «Нет. Я это не выполню, меня же Род под ответственность поставил. Я такой приказ не выполню, который противоречит закону!» Закону! Вот о чём разговор. То есть это - система национальной безопасности, которая должна срабатывать на всех уровнях. То есть мы говорим: защиты от неправильности принятых решений. Ошибиться может любой человек и даже высшее руководство, к примеру, даже если оно вчера было очень хорошим. Но эта ошибка  должна заблокироваться сразу же, на следующем уровне: неисполнением её и чёткой аргументацией, на основании чего. Потому что здесь должен править закон. А закон основывается на совести, чести, а не наоборот. Совесть, честь превыше этого, потому что только на основе этого формируется закон.

Иван Мишин: Ну а такие законы, они не пишутся.

Валерий Ларионов: Не писались, будут писаться.

Иван Мишин: А писать их могут только те, кто следует этим законам?

Валерий Ларионов: Люди,  кто осознают свои права и свою ответственность - ответственность за принимаемые ими решения, и где безусловная ответственность не когда-то потом наступает, а здесь и сейчас.

Иван Мишин: Но голосуя, народ снимает с себя ответственность, голосуя за президента.

Валерий Ларионов: К сожалению, не правда. Народ не «снимает с себя ответственность», а народ делегирует право своё, он становится бесправным, но всегда ответственным. Ответственность делегировать невозможно, нереально. Она не делегируется. Можно делегировать право.

Иван Мишин: Получается, он как бы с себя снимает, но на самом деле не снимает.

 Валерий Ларионов: Он снимает с себя право принятия решения, оставляет за собой только ответственность исполнения решений вышестоящих, ответственность.

Иван Мишин: За их решения всегда отвечает народ?

Валерий Ларионов: Да. Да. Да! Хочет он, не хочет? Нравится, не нравится? По закону он не может делегировать это. И за ошибки других отвечает тот, который делегировал право.

Иван Мишин: Своей жизнью, которая сейчас существует.

Валерий Ларионов: И жизнью своих детей и близких, и так далее, и так далее. Поэтому мы и говорим, что если мы говорим о законах мировых и так далее в мировой системе, то оно начинается с «Билля о правах и ответственности человека». То есть должны быть отражены чётко две стороны: и то, и другое. А не подразумевать: «одно подразумевает другое». Когда мы говорим об ответственности, вот тогда у нас всплывает и люди - народ. А в «Билле о правах человека» о народе ничего не сказано. Потому что там отсутствует народ, как таковой – ответственный. Народ же ответственный. А его там нет, значит, у него там и прав-то нет.

Иван Мишин: Ну, вот в Конституции там написано: народ осуществляет свою власть непосредственно, как  через посредников, так и непосредственно.

Валерий Ларионов: А какой народ? А вот какой народ? Президент говорит: «Я тоже народ».

Иван Мишин: Ну, хорошо, президент. Но если человек, любой человек берёт на себя ответственность официально, согласно этой Конституции. Берёт ответственность и начинает уже непосредственно управлять этой страной. Может эта Конституция работать сегодня или она всё-таки не может?

Валерий Ларионов: Эта Конституция – нет. Потому что в этой Конституции не отражено: основы, фундамент не отражён.

Иван Мишин: Государства?

Валерий Ларионов: Фундамент. Основа государства. Да. То есть не отражена та нация, которая является фундаментом. Непосредственно какой народ? Какой народ имеет легитимную ответственность за эту территорию? Вот о чём.

Иван Мишин: То есть нас опять подталкивают к тому, что, в принципе, любой народ, который сейчас живёт в России, может брать ответственность?

Валерий Ларионов: Да. Да. Он говорит: «А я беру ответственность». Но он её не может физически взять, потому что, допустим, этого народа 3%, он физически не может, он не удержит фундамент государственности. Почему? Потому что слишком маленький получается. А если мы говорим: «Государствообразующая нация является» и дальше по Конституции, «и другие народы, которые живут по этим законам, по этой Конституции, являются», тогда встаёт совершенно другой вопрос. Тогда есть понимание, кто конкретно, не общие фразы, не общие слова «народ». Я вам говорю: «Привет, а я тоже народ», и что? Вот тогда и определяется, какое право, какая ответственность, на каком уровне, кто кого делегирует, кто должен представлять основу - основу верховной власти? По какому принципу должны идти избирательность и формирование правительства и власти? Вот то, что мы сейчас говорили: десятские, сотские, Рода - по родовому принципу избранность в муниципальные, региональные, государственные и так далее. Тогда по всему спектру на каждом уровне делегируются вот эти права и ответственность – распределение. Тогда работает Родовой закон на каждом уровне. И тогда противозаконы, приказы или постановления, которые направлены против людей, останавливаются сразу же на первом же уровне от того, кто этот приказ отдаёт. На основании законов, не на основании подчинения вышестоящему, потому что подчиняется Роду. А Род стоит ниже, он же его делегирует. Нижестоящему подчинение.

Точно так же, как и Глава русских Родов, который станет во главе государства, он подчиняется всем Родам и он представляет их интересы. И существует в этой ситуации технологическая возможность Верховному Совету Глав Русских Родов переизбрать Главу государства. Но не Главу государства и поиграть вот в такую сторону, что вот его сын или там его кто-то родственник станет Главой Русских Родов. Нет. Убирается весь Род, весь Род с управления, с этого уровня - вниз, туда: «В деревню, пахать». И начинайте всё сначала, потому что вы не выполнили свою функцию. Весь Род отвечает. И переизбирается не один, а весь Род переизбирается. Выбирается другой Глава Глав Русских Родов - весь Род другой, чтобы не было вот этих вот подковёрных игр, непонятно чего.

Иван Мишин: Тогда нет смысла ставить другого человека, родственника и всё остальное, потому он никогда не встанет, в любом случае?

Валерий Ларионов: Да. Да. Тогда остаётся устойчивость семьи, Рода. Почему? Если этот человек из этого Рода…

 Иван Мишин: Его убирать смысла нет, как раньше было. Убрали его - Род однозначно уже не будет во главе русских Родов.

Валерий Ларионов: А он не имеет права, потому что они гарантировали его, а он гарантировал их.

Иван Мишин: Так они ему будут просто помогать.

Валерий Ларионов: Правильно! Правильно! И тогда они ему, его Род не позволят сделать, совершить какую-то ошибку, какой-то плохой поступок против других. Почему? Потому что все окажутся там.

Иван Мишин: Внизу. Правильно.

Валерий Ларионов: Вот. А Верховный Совет Глав Русских Родов выполняет попечительскую надзорную функцию за состоянием Главы Глав Русских Родов и этого Рода. То есть, чтобы не произошло подмены, чтобы дубликата не выставили вместо него, ещё чего-то. И они занимаются ещё воспитанием детей этого Рода, участвуют в воспитании детей, контролируют воспитание, чтобы из них мерзавцев не воспитывали. И если какой-то идёт у него сбой, они обязаны провести референдум, вынести на референдум: смену Рода. Проводится референдум среди Родов, выбирают, этот убирается, выставляется новый. Поэтому мы говорим здесь именно о социальной форме. И здесь получается тогда что? Именно вот вся вертикаль, которая должна держаться, она держится уже не на, как раньше, на коммунистах или на религиозной основе. Она на родовой основе держится, весь организм.

Иван Мишин: Не на общинной основе, а на родовой - разные вещи. 2.39.10

Валерий Ларионов: На родовой. Община формируется на родовой основе?

Иван Мишин: Маленький нюансик: община и Род вроде бы это одно и то же. С другой стороны:  основа – Род.

Валерий Ларионов: Община может формироваться и на родовом принципе. Да? Вот поселения. Можно поселения считать общиной?

Иван Мишин: Общины же бывают разные. А Род он один, он в принципе – Род. Разные могут быть законы в общинах, свои могут быть.

Валерий Ларионов: Община может исчезнуть и появиться, а Род не имеет права исчезнуть и не имеет права появиться. У него всегда есть прошлое, и всегда должно быть будущее. И это является основой любой системы государственности, а значит, и государства. Потому что мы должны опираться на реальные права и ответственность. Человек, у которого семья, он за свою семью отвечает? Отвечает. А семья за него отвечает? Отвечает. Обязана отвечать, но и права должны быть.

Община - это клуб по интересам. Община - это клуб. Вот мне интересно поговорить с кем-то на какую-то форму там, музыкальную основу или ещё что-то, я собираюсь с какими-то знакомыми, с друзьями, мы собираемся, говорим, обсуждаем какие-то вещи. Община художников, община там ещё кого-то, ещё чего-то там и так далее - это клуб по интересам. А это жизнь. Клуб по интересам может влиять на жизнь? Может. А жизнь на клубы интересов может? Но только система защиты, взаимобезопасности должна быть. Одно понятие не должно, или одна форма не должна подменять другую. Оно должно быть чётко определено, что это такое - идентификация.

Вот эта Конституция она ближе к общинному строю. Понимаешь? Когда как бы все, и как бы никто конкретно.

Иван Мишин: Никто не отвечает.

Валерий Ларионов: Да.

Иван Мишин: А вот если Рода: государственность и Род, и объединения Родов? А как они будут называться: общины или они по-другому будут эти Рода, или просто деревня будет, никакая там не община.

Валерий Ларионов: Это уже другой вопрос.

Иван Мишин: Вот это - да. Вот это вот сегодня для меня было как бы не понятно. Сейчас становится понятно, что в принципе государство. Тогда государство имеет смысл, как государственность.

Валерий Ларионов: Функциональный смысл. А зачем тогда мы вот формируем такую структуру, как государство? Ну, проще вот поселками мелкими жить, отдельными, общинами. Разделить всех и править.

Нелюди, твари - подключение очень мощное у них было раньше. Сейчас эта мощность теряется, именно телепатическая. Они навязывают через вот это свою информацию. То есть они пытаются делать как? Вот 90% тебе будут говорить, что вот это плохо, «да, да, да» - сходится, сходится, сходится. Потом тебе - шлёп 10% : «А вот туда! И тогда будет всё хорошо». И ты говоришь: «Да, да, да». И попёр туда, не осознавая. Понимаешь? Вот в чём каверза.

Тогда, если мы говорим полностью: «Давай от «А» до «Я», аргументированно доказательно». Почему вот это должно формироваться вот так, и на каждой должна быть функция, для каждого уровня определена своя функция, для каждой части своя функция, права и ответственности по всей вертикали, по всему объёму, по всем спектрам? Потому что даже если мы грубо возьмём автомобильный двигатель, там каждый болтик несёт своё функциональное право и ответственность, свою функцию, назначение, даже маленький-маленький болтик, иначе это не работает. На общины можно разбить? Можно. Но работать не будет.

Иван Мишин: Вот, это самое главное.

Валерий Ларионов: Но работать не будет! Можно, но работать не будет! Никак не будет! Потом начнут морды бить внутри общины. Потом эти общины будут делиться, и опять дойдёт до семейного разделения.

Иван Мишин: А так и получилось. Почему прошлые общины не смогли существовать? Они же были?

Валерий Ларионов: А потому что они не жизнеспособны.

Иван Мишин: Вот они и стали нежизнеспособны, потому что община не даёт личности, она то же самое: замыкает личность, не развивается личность.

Валерий Ларионов: Безответственность! Иллюзорная форма безответственности. Иллюзорная.

Иван Мишин: А тут в общине так же можно переложить какую-то часть ответственности на общину.

Валерий Ларионов: А я и говорю: иллюзорная форма безответственности. Но в реальности-то ответственность лежит на каждом. А вот иллюзия безответственности - вот это вот. И в конечном итоге эти общины разбегаются, разбиваются по семьям. И единственная их форма – семья, Род и пошло, пошло. Вот тогда это работает, это живёт. А это – мёртворождение, это процедура деградации - через общинность. К сожалению, но это факт. А вот как клуб по интересам - да. Это хороший инструмент, где люди собираются, обмениваются мнением, обмениваются информацией, какой-то интерес, разнообразие и так далее. Да, вот в этом плане оно работает. Клуб по интересам - да, работает. Работает. Но как организующая, направляющая, управляющая, обеспечивающая жизнедеятельность, оно не работает. Поэтому и результата, эффективности - нет этого. То есть пришли, собрались, поговорили там на любую форму, то есть что вот интересует людей, поговорили-поговорили и разошлись. Снова собрались, снова поговорили. Как клуб по интересам это работает, а вот как системоорганизующее, работающее - оно не работает. К сожалению или к счастью, не знаю.

Иван Мишин:  То есть получается как? Если общины, объединение общин, они же разные могут быть?

Валерий Ларионов: Так вот Род, Род - это и есть община.

Иван Мишин: Ну, вот ситуация-то в том, что понятно, что Род - это община. Потом: объединение Родов - тоже община, государство - тоже община?

Валерий Ларионов: Но принцип её формирования иной. Принцип-то иной.

Иван Мишин: Если мы общину, к слову, выбираем, то есть сама суть, тогда получается, вот Род - Главный Род, который управляет страной, всеми Родами -  он не общинами управляет. Правильно?

Валерий Ларионов: А вот опять вопрос в чём? Он не управляет, он организует!

Иван Мишин: Ну, организует что? Управление? Или?

Валерий Ларионов: Направление движения, которое делегируется. То есть он представляет интересы, и он по сути своей - это третейский судья.

Иван Мишин: Он направляет не общины эти, а Рода, каждый Род в отдельности?

Валерий Ларионов: Да. Вот смотри: ведь всё должно входить из этого и выходить из этого.

Иван Мишин: Вот тогда, когда если Рода, то связь каждого Рода не теряется, а вот если общины, связь опять же, получается, как?

 Валерий Ларионов: Не поймёшь. Винегрет: кто откуда. Самый важный элемент: в общине теряются семьи, потому что все для всех.

Иван Мишин: Ну, опять вот именно связь теряется, связь Рода с государством опять теряется.

Валерий Ларионов: Так с самим с собой в конечном итоге связь теряется. Почему вот этот коммунистический, вот этот общинный принцип, почему всего 70 лет продержался?

Иван Мишин: Вот когда война, когда что-то плохо…

Валерий Ларионов: Тогда идёт мобилизация.

Иван Мишин: Мобилизация начинается - вот эти родовые. А уже в хорошей жизни, она – раз! и теряется. То есть ответственность, ну, как ты говоришь: «окурок кинул там, там». Ответственность теряется просто. Вот это суть. Чтобы она не потерялась, Род должен работать?

 Валерий Ларионов: Постоянно работать, постоянно быть в рабочем режиме. То есть он должен быть наделён функционалом и значимостью для всех остальных, и все остальные для него.

Иван Мишин: Ну, то же самое, что государство. Вот мы вложили, это большая община сейчас, возложили на президента нашего и всё, и там что? Ответственность-то за это?

Валерий Ларионов: Он не несёт. А где? Вот смотри: вот туда связь как бы обозначена там: выбрали, выбрали, выбрали. Выбрали. А обратная-то связь, обратная по какому принципу? Нету.

Иван Мишин: Туда-то связь есть?

Валерий Ларионов: Туда есть, а обратной-то связи нет. Ты ему можешь написать, пожаловаться. А результата-то не будет.

Иван Мишин: А вот если там Род стоит и здесь Род, то извини.

Валерий Ларионов: Да. А тогда через них родовая связь как туда, так и обратно работает.

Иван Мишин: Без всяких посредников, в принципе, получается.

Валерий Ларионов: Без. А закон-то один, принцип-то один, структурирование-то одно. Оно всё взаимосвязано, и оно работает как в одну, так и другую.

Иван Мишин: Как на космическом уровне, так и на этом. То есть он - ответственность за свой Род и за всю страну. А здесь - за свой Род.

Валерий Ларионов: И через него за всю страну.

Иван Мишин: Через одного? Через одного человека.

Валерий Ларионов: Через один Род.

 

Иван Мишин: Не через все там эти…

Валерий Ларионов: Да. Да. Да. Тогда вот это работает.

Иван Мишин: Если вот эту общину отмести, то вот сейчас эту «общину, общину» везде муссируют. Всё равно, получается, пытаются нам всяких разными способами посредников в виде там партии, в виде там депутатов, в виде там ещё кого-то.

Валерий Ларионов: Да. Посредников со своими самостоятельными интересами. Вне твоих интересов.

Иван Мишин: Самое интересное, когда с людьми разговаривать начинаешь, с коллективом, появляется один человек и начинает убеждать, но понятно через него кто-то убеждает меня, что: «Мы для этого и выбираем же, вот он, депутат». Нам нужно дать в этом государстве с этими законами, наверное, мысли что...

Валерий Ларионов: Заставить думать: «Пусть вот так, для начала»

Иван Мишин: Непосредственная связь, «непосредственная власть народа». То есть мы начинаем думать: «Мы можем непосредственно с президентом общаться». То есть вот та власть - Род. Только здесь сейчас дальше шаг, начать: Род Медведева и Род мой начинает непосредственно работать. Между ними посредников нет?

Валерий Ларионов: Да. Тогда вот смотри: получается, совокупность, вот он - вот здесь, он - здесь вот его Род. И это вот - остальные Рода, к примеру. То есть они, как мы говорим, «живой организм», вот «белок», он завязывается на нём, на старшем, и любые его неправильные действия его начинают гасить.

Иван Мишин: Да. Когда народ к нему обращается непосредственно, не один человек, а их миллионы уже, и он уже теряет всё. Ничего себе!

Валерий Ларионов: Да конечно. Всё. И тогда, чтобы себя выравнивать, он выравнивает всю эту ситуацию. Через что? Через правильные действия. 2.51.45

 

Иван Мишин: Система, которая была отлажена, она не будет работать, потому что они другого не могут. Они работать даже не могут.

Валерий Ларионов: А мы уже говорили о нелюдях, которые ничего нового придумать не могут. Они могут делать то, что уже было, то, что уже есть, но не по новой, а так, как и было. А так как функционально они как утилизаторы в системе были изначальные, вот они привыкли на помойке, это их там функция была, и там у них всё. Вот они встали у власти, да? И они из мира делают помойку сейчас. Потому что им так удобно.

Иван Мишин: Ну, работать они просто не хотят. Они, я так понимаю, что дать возможность даже другим просто трудиться, даже эти деньги дать, чтобы они трудились, они просто не способны даже?

Валерий Ларионов: Они систему поставили так, что она: идёт туда всё, а оттуда ни фига. Вот сюда, в мешок всё собирается, а оттуда не выходит. То есть смотри, какая ситуация: сегодня там нефть, газ и так далее, и так далее, сегодня они в шоке. Наше правительство в шоке: «Цены на нефть поползли, это плохо». Как плохо? Да по-простому. Вчера, когда были маленькие цены, им было что всем ответить: «Ребята, цены у них маленькие, в бюджете денег нет, поэтому мы социальные программы, вот, снимем». А сейчас, что они могут сказать? Цены поползли, а социальные ниже-ниже-ниже-ниже. Тогда чем они могут аргументировать? А где эти деньги? Где? И всё. И вот тут они приплывают. И оказывается, что на сегодняшний день «газпромы», «мазпромы», прочие - это давно уже не российское, это уже давно всё продано, и мы как нация к этому отношения уже никакого не имеем. Территория - берём по Барнаулу, заложили всю землю в этот «всемирный банк», проценты там выплачивают, мы живём на арендованной земле, это уже не наша земля, мы тут в аренде, оказывается, уже. Вот что происходит. Но это во всех регионах.

Иван Мишин: Но опять же если взять ситуацию: никакой Род никаких бумаг не подписывал, хозяева.

Валерий Ларионов: Потому что не легитимны. И тогда мы говорим: мы ставим национальную власть. И говорим: «Так, теперь ящик водки, и всех назад, сюда! Ребята, на основаниях на каких? Кто? Вы нарушили законы, эти все сделки - нафиг. Ну-ка, давайте сюда». И начинаются, вот эти разборки пойдут. Но эти разборки не ради разборок, а для того, чтобы всю систему поставить на свои места. Но мы понимаем прекрасно, что не может в России встать национальная система, только в России, а везде будет, как и было. Нет. Вот сейчас что в мире и происходит. Во всех государствах встаёт, начинает формироваться национальная система. И тогда мы уже как главы Родов: русского Рода, грузинского, армянского там, немецких там, ещё, ещё, встречаемся и говорим: «Так, мужики, вот теперь у нас будет Мировой Совет Родов».

Иван Мишин: Мировой Совет?

Валерий Ларионов: Мировой Совет Глав Родов - представляющий - континентальный и мировой, вместо ООН. Пишем «Договор о любви и дружбе», где определяем функции: это-это-это. И ставим родовые гарантии взаимобезопасности и взаимодополнения. И тогда все вот эти ничтожные сделки «купли-продажи», всей вот этой хрени - они уходят в никуда. Тогда встаёт новая система перераспределения функционалов. Формируется единое мировое поле экономически и так далее, и так далее, но и перераспределение производств. Тогда мы сможем спокойно сказать Колумбии: «Ребята, эй, бананы выращивайте, а мы вам вот здесь для бананов освободим нишу, вот продавайте. Наркотики - не надо». Ну, к примеру, или другой продукт. Так же  с Афганистаном, так же с другими странами. Нам не нужны те продукты, которые нас уничтожают. Потому что мы поменяем всю систему, мы меняем уже всю систему. Нам нужны те продукты, которые позволяют нам, помогают нам развиваться. Так же со всеми остальными вещами. Ну, как-то вот так, приблизительно. И тогда встаёт Мировая Национальная Система.

Почему столетиями были гонения на староверов? Чтобы вот эта информация не распространилась по миру. Вот о чём разговор-то. А теперь уже эта информация вышла. Она уже гуляет, ну не так активно, но она будет дальше гулять, потому что процедура идёт. Они уже теряют силу, и родовая часть берет свой верх. Благодаря чему? Русский эгрегор! Русские Рода встали, начинают вставать, начинают объединяться. Это уже происходит. И сила нелюдей начинает теряться. Русские. Следующий круг объединяет: славян - молодёжь. Она ещё не настолько очерствела и не настолько она вот негативным обросла, поэтому им легче, они подвижней, воспринять то, что в них заложено. Оно заложено во всех, просто кому-то легче, кому-то сложнее. Чем старше, тем тяжелее вот это перевернуть. Почему сейчас  коммунисты и так далее? Им очень тяжело вот это. Это они считают, что их «вся жизнь под хвост». Да, нет! Это нам для будущих поколений, величайшая им благодарность, опыт «чего делать нельзя» и «что делать нужно». И это стоит очень большого. Опыт, это же не купишь. Это надо было пройти.

Иван Мишин: Этот опыт надо было приобрести, чтобы понятно было, что такое социализм, что такое капитализм. Я думаю, что эти 20 лет, которые и даны были для этого, чтобы человек всё-таки нахватался сам, начал грабить свою страну, сам начал, каждый пытался хапать, хапать.

Валерий Ларионов: Чтобы это было открыто показано: вот эта вся мерзость, вот эта  несостоятельность такой власти как таковой. Не то, что. Мировой власти. Что она не в состоянии развивать. Она только может уничтожать, деградировать и уничтожать цивилизацию. Всё! Они под это только заточены: утилизировать. Вот они сейчас занимаются утилизацией цивилизации, вот эти нелюди. Они уничтожают, уничтожают. Хотят для себя только чуть-чуть, кусочек оставить людей, чтобы было чем питаться, кто чтобы их обслуживал: рабы-доноры. Всё!

Кто говорит, что: «Молодёжь плохая, они какие-то такие», - это идиоты! Как может быть плохим наше будущее?! У меня вот вопрос просто. А это наше будущее. Если уж какие-то существуют недостатки - это наши недостатки! Потому что кто нам мешал, к примеру? Никто не мешал. Мы вот сейчас пришли к этому вопросу, значит, надо этот вопрос добивать. Ставить ту систему организации, которая должна быть, которая бы способствовала, благоприятствовала, и чтобы не было никогда вот этих: диссонанса и противостояния поколений. Должна быть преемственность и взаимодополнение поколений.

Я тоже был молодым, и тоже когда начинал подобные вещи вещать в то время. «Всё, закрывай рот Валерий, молчи». Так это уже сколько прошло? Тогда вообще нельзя было про это говорить. Поэтому мы собирались в свои небольшие круги и так далее. Какие-то моменты обсуждались в подполье-подполье. А сама система? То же самое – система подготовки в системе подготовки. На оккупированной территории. А сейчас весь мир оккупирован, и Россия в том числе оккупирована. И сейчас мы, в принципе, боремся с оккупантами, которые перетянули на свою сторону вот эту всю вертикаль и сформировали по их образу и подобию мутационному, они направили на уничтожение людей. Поэтому либо мы оккупантов этих скинем и поставим свою систему со своими плюсами, со своими минусами, и будем за это отвечать сами, за свои ошибки, но не за чужие. Ну, как-то так. 


В текстовый формат видеофильм записала Ирина Костюк природная представительница Рода Костюков.

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ

Пожалуйста, представьтесь, как к вам обращаться?

Представителем какого Рода вы являетесь?

Откуда вы Родом?

Напишите ваш вопрос?

Напишите ваш контакт, чтобы мы могли с вами связаться
(можно любой: телефон, скайп, электронная почта и т.д.)

Благодарим вас за ваш вопрос.

Мы ответим в ближайшее время.

Гарантируем вам, что ваши персональные данные,
не будут использованы в коммерческих целях или для рассылок.
Мы соблюдаем Принципы и Параметры Родовой Системы
"Думай, говори, делай на благо людям, не навреди и не создай проблем,
даже если будешь делать благо"!

Всех Благ вам! Мира, Добра и Процветания!